Следующая статья

Рождение моего сынишки

Время на прочтение
менее
10 минут
Прочитано

Рождение моего сынишки

3 Май 2015
Комментарии: 0

Беременность у меня протекала довольно-таки хорошо, у меня не было не токсикоза, ни каких-либо других проблем. Пока малыш не начал толкаться, и пока не вырос животик, иногда, просыпаясь по утрам, я даже задумывалась, что мне это все приснилось.

Семейные роды с мамой

Рассказ о семейных родах с комментарием врача Елизаветы Новоселовой

Беременность у меня протекала довольно-таки хорошо, у меня не было не токсикоза, ни каких-либо других проблем. Пока малыш не начал толкаться, и пока не вырос животик, иногда, просыпаясь по утрам, я даже задумывалась, что мне это все приснилось. А еще у меня не могли достоверно определить ПДР, так как месячные у меня были нерегулярными, а по всем УЗИ был разный срок, но я почему-то была уверена, что рожу в конце сентября.

Началось все с того, что на выходных 18—19 сентября (это было 37–38 недель) у меня постоянно болел живот, как перед месячными, но боль была не периодической, как схватки, а постоянной. А еще мне показалось, что у меня подтекают воды, так как были очень обильные выделения, не такие, как обычно. Я переживала все выходные, даже ночью думала вызывать скорую, потому что болело довольно-таки ощутимо. Муж оббегал все аптеки с надеждой найти тест на подтекание вод, но его нигде не оказалось.

Но все же я дождалась понедельника и с самого утра побежала в женскую консультацию (ЖК). Врач меня посмотрела и сказала, что вряд ли это воды, так как воды более жидкие, но так как в ЖК тоже нет теста на подтекание, то она предложила мне поехать в роддом, чтобы перестраховаться, ну и я, естественно, согласилась. Она мне дала направление в роддом с диагнозом «возможное подтекание вод», возможно, крупный плод и предвестники родов.

Мы с мамой быстро собрали сумки, благо, к тому времени мы уже все купили, оказалось, что «самого необходимого» столько, что оно никак не влезает в сумку. Итак, сумки собраны, папа готов везти меня в роддом, мужу позвонила, пора ехать… Пока ехали, мне стало так страшно, что у меня просто текли слезы, я еле успокоилась, а то как-то стыдно было бы идти в роддом в слезах, все-таки еще ничего плохого не случилось, а я уже рыдаю.

20 сентября примерно 11–12 часов я в роддоме стою перед дверями пропускника, так как там занято — принимают другую беременную, нервничаю и думаю, что хорошо, что у меня нет схваток, а то со схватками в очереди стоять, наверное, невесело. После стандартных вопросов мне предложили переодеться и пройти в смотровую, куда с минуты на минуту должен прийти врач и осмотреть меня. Меня посмотрели и тоже сказали, что вряд ли это воды, но все равно поднимут меня в родзал и сделают тест.

Мне сделали тест и сказали ожидать, пока будет результат. Тест был отрицательным, воды не подтекали, но мне сказали: «Коль пришли, то уже сидите, мы вас так просто не отпустим,» — и определили меня в патологию.

На следующий день я сдала анализы, и мне сделали УЗИ. В среду приходила доцент вместе с интернами, всех нас осмотрела и интернам все рассказала, ну, и мы заодно послушали, зачем мы там лежим. Доцент сказала, что у меня крупный плод, назначила мне еще одно УЗИ — для того, чтобы на нем мне все замерили и определили, есть ли шанс у меня родить самой.

На следующий день, после УЗИ, пришла палатный врач и сказала, что у меня плацента в третьей степени зрелости, то есть, стареющая, плод переношенный, выраженное маловодие, и на этот раз поставили срок уже 41 неделя,. Меня пригласили в смотровую, где меня осмотрел еще один врач, на этот раз мужчина. Он абсолютно спокойным голосом сказал: «Будем сегодня рожать».

Я была в шоке, как это так — рожать?! Пришла санитарка, сказала, чтобы собирала вещи, и она меня проведет в родзал. Не так страшна клизма как ее боятся… Было абсолютно не больно, но немного неприятно. И больше всего я боялась, что не добегу до туалета, но оказалось все гораздо проще. Там небольшая комнатушка, в которой кушетка и в шаге от кушетки - унитаз, так что бежать никуда не надо.

Вещи собраны, страшно, даже руки трясутся, спасибо одной девочке из моей палаты, у нее уже не первый ребенок, и она меня успокаивала. Позвала санитарку, которая должны была меня провести в родзал, вручила ей тяжелейшую сумку. В час дня меня повели на кресло прокалывать пузырь. Все так же, как я и читала в чужих рассказах о родах, самого прокола даже не почувствовала, почувствовала только, как потекла теплая водичка.

Вод оказалось действительно мало, я, как начитанная девочка, быстро посмотрела на цвет вод — они были с кровью, испугалась ужасно, спросила у врача. Он сказал, что все нормально, это из-за моей дисплазии шейки матки. С полотенцем между ног я пошла в свой родзал. Потом полотенце поменяла на одноразовую впитывающую пеленку, так было гораздо комфортнее. Как только я пришла в родзал, приехала мама, я её выбрала, как партнера на роды. Я раньше не одобряла партнерские роды и меня, честно сказать, раздражали фразы типа «Я бы не родила, если б не муж (или мама)». Думала «А куда бы ты делась?!» А теперь сама думаю, что без мамы не родила бы. Физически, конечно, родила бы, но морально было намного труднее.

К нам зашел врач, который прокалывал пузырь, и сказал, что его смена кончается через 2 часа, и роды у меня будет принимать другой врач, а пока сказал «расхаживать» схватки. Если через 2 часа схватки не начнутся, то мне поставят капельницу. Я попросила маму пока что остаться со мной, чтобы не скучно было, все равно еще неизвестно, когда это все начнется, а сама начала «расхаживать». Долго расхаживать не пришлось — в течение 10 минут начались схватки, каждые 4 минуты где-то по секунд 40. Схватки сначала были несильные, но потихоньку становились сильнее и чаще. К нам заходила врач, делала УЗИ и КТГ.

Когда схватки стали более ощутимыми, мама терла спину, это помогало (причина № 1 для чего нужен партнер на родах). Через 2 часа пришла врач, которая будет принимать роды, проверить раскрытие. Так как его проверяют на схватке, ощущения малоприятные. Раскрытие было на 5 см, но после манипуляций врача оно увеличилось до 8 см. Я уже больше сидела, чем ходила, но не потому, что схватки были болезненными, а просто потому, что ноги уже устали.

А вот когда прошло три часа с начала родов, стало хуже… У меня почему-то начала кружится голова, и было ощущение, что сейчас потеряю сознание, мама сказала, что я очень бледная стала. Мама позвала медсестру (причина № 2 для совместных родов — если бы мне пришлось звать кого-то самой, я бы могла потерять сознание по дороге). Мне померили давление, врач сделала УЗИ, кардиограмму — все было в норме, да и больно мне было не настолько, чтобы терять сознание. Но из-за этого пришлось лечь, и тут началось…

Когда лежишь, схватки чувствуются намного больнее, да и роды подходили к своему логическому завершению, поэтому было очень больно. Помню поначалу я лежала, не шевелясь, даже глаза не могла открыть — казалось, с закрытыми не так больно, а мама просила открывать, боялась, что я теряю сознание. Периодически заходили медсестра и врач. Раскрытие было полным. Потом медсестра спросила, не хочу ли я какать, но какать мне тогда хотелось меньше всего. Она кому-то сказала, чтобы звали акушерку и готовились к родам.

И как только она вышла из палаты, я почувствовала, что хочу тужится. Я сказала об этом маме, но она не поверила, а я настаивала, чтобы она звала врача. Пришла врач, сказала, чтобы меня посадили на стульчик с отверстием в центре, и чтобы я на нем потужилась немного.

Потом пришла еще одна акушерка, медсестра. и еще две женщины, которые держали мне ноги,. Ну, и три интерна, две девочки и один мальчик, который громче всех кричал, как мне надо тужится.

Стульчик застелили впитывающей пеленкой и вниз поставили миску, как оказалось, не зря. Меня посадили на стульчик и сказали тужиться, я начала тужится и тут поняла, что я писаю, мне стало так стыдно. Правда, про стыд пришлось быстро забыть, так как мне все дружно начали орать: «Тужься! Сильнее! Дольше!». Но тужиться было тяжело, а самое тяжелое то, что между потугами заставляли вставать — вместо того, что бы расслабиться и отдохнуть, нужно было вставать.

А еще я чуть не свернула маме шею. Она стояла сзади меня, и я, когда тужилась, то закидывала руки вверх и обнимала ее за шею, но, когда я тужилась, то со всей силы давила маму за шею вниз. Мне что-то вкололи, не знаю, что. И разрешили лечь на кровать — стало намного легче, между потугами боли вообще не было, такое ощущение, что и не рожаю, а просто лежу, отдыхаю. Ну и тужиться тоже было легче и удобнее, я, как и просили, начала тужится сильнее и дольше.

И тут я начала чувствовать, что идет ребенок! Это такое ощущение — просто не передать, у меня сразу появилось столько сил и энергии! Кстати, когда шел ребенок, было абсолютно не больно, многие писали, что такое ощущение, что разрывают изнутри, но у меня такого не было, я чувствовала, что ребенок идет, но было совсем не больно. Я тужилась как могла, и тут мне кричат: «Стой, не тужься!». Оказалось — двойное обвитие. Подождала, пока раскрутят, потом еще раз потужилась и увидела моего мальчика — он был весь синий, но все равно самый красивый.

Сыночка положили мне на живот, он был мокрый, липкий и в чем-то белом. Я видела только его макушку, а мне так хотелось рассмотреть его. Акушерка говорила, что на схватке мне надо потужиться для того, чтобы вышла плацента, но схваток не было. Мне вкололи окситоцин. Врач надавила мне на живот, и плацента вышла.

После того как меня зашили, все ушли, осталась я, мама и мой малыш.

Мама позвонила новоиспеченному деду, а я — новоиспеченному папе. Наверно, где-то через час после родов, пришла акушерка, померила и взвесила малыша. Вес 3200, рост 50 см., 8 балов по апгар. Попробовали дать грудь, акушерка мне помогала, показывала, как правильно давать, но сынок категорически отказывался есть,

На третий день нас выписали. Ура, мы были дома!

Татьяна Зeмлянaя, г. Киев

Комментарий врача

Болезненные ощущения внизу живота, беспокоившие Татьяну дома, относятся к предвестникам родов — переменам в самочувствии женщины, связанным с подготовкой родовых путей. То же самое относится и к выделениям, которые будущая мама по ошибке приняла за воды; скорее всего, этими «ни на что не похожими» обильными интимными выделениями была так называемая слизистая пробка. Во время беременности железы слизистой оболочки цервикального канала (просвета шейки матки) продуцируют специальный секрет. Он представляет собой густую клейкую желеобразную массу, образующую своеобразную пробку. Слизистая пробка полностью заполняет цервикальный канал, препятствуя проникновению бактериальной флоры из влагалища в полость матки. Таким образом, цервикальная слизь, или слизистая пробка шейки матки, предохраняет плод от восходящей инфекции.

Незадолго до родов (примерно за две недели) шейка матки начинает размягчаться, канал шейки приоткрывается и цервикальная слизь, содержавшаяся в нём, может выделяться наружу. В этом случае будущая мама может обнаружить на нижнем белье небольшие сгустки слизи желтовато-буроватого цвета, прозрачные, желеобразной консистенции, без запаха. Слизистая пробка может выделиться одномоментно или отходить по частям в течение суток. В последнем случае иногда отмечается лёгкий дискомфорт в виде «потягивания» внизу живота, напоминающий ощущения в период ПМС (предменструальный синдром). Однако чаще всего выделение слизистой пробки не сопровождается какими бы то ни было ощутимыми изменениями в самочувствии будущей мамы.

Последние недели перед родами многие беременные отмечают дискомфортные ощущения внизу живота и в районе крестца (область несколько ниже поясницы), о которых рассказывает наша героиня. Такие изменения в самочувствии будущей мамы вызваны растяжением тазовых связок и увеличившимся притоком крови к органам малого таза. Обычно это незначительные ощущения, которые сравнимы с аналогичными явлениями в период ПМС (предменструальный синдром), то есть с теми ощущениями, по которым девушка догадывается о скором начале менструации.

Такие ощущения иногда сопровождают выделение слизистой пробки или ложные схватки, но могут появляться и самостоятельно. Предвестниковый дискомфорт, как и тренировочные схватки, чаще беспокоит будущую маму в утренние и вечерние часы. Эти и другие предвестниковые явления (опущение живота, ложные схватки, послабление стула, снижение веса) могут появляться в течение последних двух недель перед родами, их наличие, равно как и отсутствие, является нормой и не требует медицинского вмешательства. Однако, если болезненные ощущения усиливаются, мешают спать и волнуют будущую маму, лучше показаться врачу.

Точно также следует поступить и при подозрении на подтекание вод: если выделения накануне родов становятся более обильными и будущая мама, как и наша героиня, начинает испытывать сомнения, лучше подъехать в родильный дом и проконсультироваться с врачом. Найти в районной аптеке домашний тест на подтекание вод, действительно, удается не всегда, а время, потраченное на поиски, если воды действительно подтекают, будет играть не в пользу роженицы. С момента разрыва плодных оболочек и излития вод исчезает последняя преграда между стерильной маткой и нестерильным влагалищем, сообщающимся с окружающей средой, поэтому после излития вод резко возрастает риск инфицирования родовых путей и плода.

В такой ситуации будущей маме следует поскорее отправляться в роддом: стерильные условия родильной палаты сведут рик инфекции к минимуму. В приёмном отделении любого роддома в сомнительном случае произведут так называемый «мазок на воды» — анализ содержимого влагалища, позволяющий точно определить наличие или отсутствие подтекания вод. Ответ на волнительный вопрос будет готов через 15–20 минут после исследования.

Обычно, если при осмотре в приемном покое роддома подозрение на подтекание вод не подтверждается и других показаний для госпитализации нет, будущую маму отпускают домой — «ждать своего часа». В случае Татьяны решение о госпитализации было связано с подозрением на крупный плод и перенашивание, признаки которых обнаружил врач при осмотре. Для того, чтобы подтвердить оба диагноза, необходимо произвести УЗИ, КТГ и динамическое наблюдение за состоянием плода, поэтому будущей маме не стали сразу объявлять неподтвержденный диагноз, а просто предложили остаться в роддоме для медицинского обследования.

Дополнительные исследования не подтвердили подозрение на крупный плод; однако при повторном УЗИ у Татьяны были выявлены достоверные признаки перенашивания беременности. Предполагаемая дата родов, которую доктор вычисляет с помощью акушерского календаря (сорок недель с первого дня последней менструации), не является чётким реальным сроком родов. Это скорее ориентир для врачей женской консультации и родильного дома — время, когда будущей маме понадобится особенно тщательное медицинское наблюдение.

Роды в норме могут произойти в любой день с тридцать восьмой по сорок вторую неделю беременности, однако сорок недель — наиболее благоприятный момент для течения родового процесса. Если после сорока недель беременности нет никаких признаков приближающихся родов (так называемых предвестников), беременной рекомендуют госпитализацию в роддом для наблюдения за состоянием плода.

Наблюдение за беременной после сорока недель включает контроль уровня плацентарного кровотока с помощью допплерометрии (разновидность ультразвукового исследования), определение количества и состава околоплодных вод с помощью УЗИ или амниоскопии, мониторинг сердцебиения плода и активности матки с помощью кардиотокографа. Именно эти факторы определяют не календарный, а реальный срок беременности и желательный срок родов. Перенашивание беременности наступает, когда плод полностью готов к рождению, но роды по различным причинам не начинаются; при этом «старая» плацента и плодные оболочки уже не могут обеспечивать полноценное питание и дыхание плоду, и он начинает страдать от нехватки питательных веществ и кислорода.

Поскольку истинное перенашивание связанно с риском ухудшения состояния плода, при подтверждении этого диагноза с согласия беременной применяется родовозбуждение — медицинские манипуляции по подготовке родовых путей и «вызову» схваток. Если родовые пути будущей мамы подготовлены для родов (шейка матки размягчена, укорочена и приоткрыта), для начала родовой деятельности обычно достаточно произвести амниотомию — прокол плодного пузыря, о котором рассказывает Татьяна. Эту процедуру производит доктор в стерильных условиях смотрового кабинета или родильного зала.

Прокол плодных оболочек осуществляется с помощью специального инструмента из стерильного гипоаллергенного медицинского пластика, по виду напоминающего вязальную спицу. Кончик инструмента притуплен и направлен внутрь, что сводит риск травмы родовых путей и головки плода к нулю. Амниотомия безопасна и абсолютно безболезненна: стенки плодного пузыря лишены нервных окончаний, и, следовательно не имеют чувствительности. Для роженицы прокол плодного пузыря является обычным влагалищным исследованием, после которого ощущается излитие вод.

Татьяну насторожили прожилки крови в излившихся после амниотомии плодных водах, но врач успокоил ее, пояснив, что встревожившие девушку кровянистые выделения не являются маточным кровотечением. Слизистые розовато-бурые включения в плодных водах или аналогичные выделения из половых путей в процессе родов называются «шеечными», то есть происходящими из шейки матки. По сути, эти выделения являются остатками слизистой пробки; никакой опасности для мамы и плода они не представляют. Обильность выделяемой цервикальной слизи зависит от состояния шейки матки; при наличии эрозии или дисплазии шейки (различных повреждений слизистой оболочки) выделений может быть больше и они становятся более яркими — именно так и получилось у Татьяны.

Отхождение плодных вод сопровождается сокращением матки; в большинстве случаев это приводит к спонтанному началу родовой деятельности. Если в течение 3 часов с момента амниотомии самостоятельное развитие родовой деятельности не наступает, но самочувствие мамы и малыша оценивается как удовлетворительное, врачи прибегают к родовозбуждению. Этим термином обозначается введение гормона, вызывающего начало схваток.

В нашей стране с этой целью обычно применяют препарат ЭНЗАПРОСТ — полный аналог гормона, который в норме выделяется в нашем организме, вызывая начало родовой деятельности. Препарат вводится внутривенно капельно, очень медленно (2–2,5ч) для максимального воссоздания естественного начала родов. Именно это имел в виду врач, предупреждая Татьяну о капельнице, которую придется назначить, если не будет схваток. Для того, чтобы естественным образом повлиять на сократительную активность матки, доктор посоветовал рассказчице «расхаживать схватки» — ходить по палате и менять позы.

Движения и активное поведение в родах способствуют улучшению общего кровотока и обеспечивают полноценный приток к матке артериальной крови, богатой кислородом. При отсутствии противопоказаний активное поведение роженицы помогает избежать длительного безводного промежутка и слабости родовых сил. Как видно из рассказа, Татьяне тоже помогло активное поведение — схватки начались уже в течение первого часа после амниотомии, и необходимость в медикаментозном родовозбуждении отпала сама собой.

Молодая мама рассказывает, что при усилении схваток у нее возникло головокружение и слабость. Такие ощущения в процессе родов указывают на общее утомление роженицы; для родов это не опасно, однако, безусловно, головокружение неприятно и пугает женщину. Чтобы избежать головокружения, необходимо правильно дышать во время схватки: вначале использовать расслабленное дыхание «животом», а при нарастании боли переходить на частое поверхностное дыхание «свечой». При этом независимо от выбранного типа дыхания вдох надо делать носом, а выдох ртом. По окончании схватки важно восстановить дыхание с помощью глубокого размеренного вдоха и выдоха, постараться максимально расслабиться и отдыхать до следующей схватки.

Рассказ о том, как проходил потужной период, только подтверждает версию об усталости роженицы. Не смотря на относительно небольшой размер и вес плода, будущей маме пришлось приложить немало усилий во время его рождения. Причина проста — на фоне общего утомления у роженицы развилась слабость родовых сил; сокращения матки во втором периоде родов оказались недостаточно сильными для того, чтобы проталкивать малыша по родовому каналу. Чтобы усилить схватки и облегчить потуги, Татьяне посоветовали тужиться на специальном стульчике в положении сидя, а между схватками принимать вставать на ноги. В вертикальном положении тела к изгоняющей силе матки присоединяется сила тяжести, к тому же в положении сидя с разведенными ногами лучше расслабляются мышцы тазового дна. Это значительно облегчает продвижение плода по родовому каналу.

После родения головки врач увидел петлю пуповины на шейке малыша и попросил роженицу некоторое время не тужиться, чтобы мешать акушерке аккуратно снять виток пуповины. Само по себе обвитие пуповины вокруг шеи не опасно для плода — пупочный канатик в десять раз длиннее родовых путей, и даже двукратное обвитие, которое было у маленького героя нашего рассказа, не приводит к натяжению пуповины и нарушению пупочного кровотока, по которому поступает кислород. Однако после рождения головки петлю пуповины с шеи обязательно снимают — ведь, родившись, малыш должен сделать первый вдох, а «шарфик» из пуповины может затруднить его.