Загадай желание...

Время на прочтение
менее
12 минут
Прочитано

Загадай желание...

6 Май 2015
Комментарии: 0

Под Новый Год я загадала одно-единственное желание: ребенка. Помню: я стояла у окна, смотрела, как взвиваются феерверки в Новогоднее небо, и молилась, чтобы этот год был благополучным для всех родных и близких и молилась о ребенке. До слез.

Помню: я стояла у окна, смотрела, как взвиваются феерверки в Новогоднее небо, и молилась, чтобы этот год был благополучным для всех родных и близких

Рассказ о первых родах с комментарием врача Елизаветы Новоселовой

Под Новый Год я загадала одно-единственное желание: ребенка. Помню: я стояла у окна, смотрела, как взвиваются феерверки в Новогоднее небо, и молилась, чтобы этот год был благополучным для всех родных и близких и молилась о ребенке. До слез.

В ночь на Рождество мне приснился очень подробный сон, будто бы я рожаю ребенка. Мальчика. Сон был и радостный и страшный одновременно. Однако почему-то в чудо не верилось. И рождественским вечером я горько плакала на диване.

А ведь уже тогда, в Новый Год и Рождество мой малыш уже был во мне...

17 января — 10 дней задержки. Я особенно не волновалась, потому что в предыдущем месяце, мой, до этого регулярный, цикл сбился: было 18 дней задержки. И все нервные клетки были потрачены как раз в прошлом месяце: сдано ХГЧ, куча тестов, которые не хотели полосатиться. Но задержка была ложной, поэтому на этот раз я сильно не переживала, тесты не покупала, и на сдачу крови не торопилась. Однако на 10 день я решила купить тест, так, на всякий случай, практически будучи уверенной, что полосатым он не будет. Вторая полоска появилась почти сразу. Ноги подкосились от страха, а сердце бешено забилось от радости. Тут же в ход пошел второй тест — и снова сразу вторая полоска. В голове промелькнуло: мальчик.

Зашла в ванну к будущему папе, тихо сообщила новость и тут же вышла. Боялась, что он испугается. Он был удивлен, но спустя день-другой сказал: «А знаешь, я был не прав, что не соглашался раньше на ребенка». Это были главные слова для меня.

Ощущения первых тех дней были сумбурные: и страх перед неизвестностью, и радость огромная, и снова страх перед тем, что ничего не получится, и снова радость, что ОГО ОГО-ГО-ГО, и у меня получилось!

Ну что ж, беременность нужно было подтвердить, и я отправилась в диагностический центр. Меня отправили к замечательному врачу, которая была очень ласкова и внимательна, видя мое смятение. Мы сразу же пошли на вагинальное узи, в необходимости и безопасности которого на столь ранних сроках я очень сомневалась. Однако все прошло гладко. Врач сообщила мне, что плодное яйцо уже видно и внематочная беременность исключена. Поставила срок 3-4 недели. По моему лицу тогда сутки гуляла глупая и счастливая улыбка. Там же сдала ХГЧ, анализы на инфекции и что-то еще...

День тогда был очень холодный. Помню: стояла на остановке, а трамвай все не шел и не шел, и мысленно начала подбадривать малыша: «Маленький, потерпи, сейчас трамвайчик придет и мы поедем домой в тепло, маме тоже холодно, но она тебя погреет».

Передо мной встал мучительный вопрос: как сказать моей маме? Моя мама давно мечтала уже о внуках и всячески мне намекала, что пора бы. Но сказать волшебные слова почему-то оказалось очень трудно. Снимала трубку, набирала номер, придумывала нужные слова. Сейчас даже смешно вспоминать, но меня бил дикий мандраж. В конце концов, с 10-й попытки, мне удалось выдавить из себя глупые слова: «Ты, кажется, очень хотела стать бабушкой — ну готовься». Мама заплакала в трубку от счастья, и я вместе с ней.

В 10 недель у меня поднялась высокая температура, напал дикий насморк, заболело горло. Плюс ко всему было страшно от того, что ломило поясницу — что являлось одним из основных признаков угрозы. Болезнь я победила дня за три, нещадно глуша чай со смородиной, малиной, клюквой, медом, заваривала травки (эвкалипт, ромашка), пила горячее молоко, делала ингаляции, ну и, конечно, соблюдала постельный режим.

Лень и февральские морозы никак не давали мне дойти до рекомендованного врача, а ее телефон никак не хотел отвечать. В 12 недель я все-таки встала на учет. Как раз пришло время первого настоящего УЗИ. Это было самое волнительное из всех УЗИ за беременность, пришлось очень долго ждать очереди, хотя я была всего вторая: мне казалось, что девочка с пузиком, зашедшая в кабинет, уже выпорхнула из него, а я не заметила и просижу еще долго как дурочка. Трясло мелкой дрожью. Врач, к которой я прониклась симпатией еще до беременности, на этот раз была строга и невозмутима. Она водила по пузу прибором и... молчала... молчание было мучительным, мне уже хотелось крикнуть ей: «ну что там?» Потом на лице ее расцвела улыбка, она повернула монитор ко мне, и я увидела свою лялю...... «Две ручки, две ножки, вот малыш шевелит ими, голова, все показатели в норме» — и на моем лице снова поплыла глупая счастливая улыбка, не сходящая неделю. После этого узи я порхала на крыльях счастья, скинула сообщение мужу: «счастье есть, оно шевелит ручками и ножками».

Около 14 недель на меня напала бессонница, которую я поборола с помощью психолога из центра. Милая молодая девушка — я пошла к ней из чистого любопытства. Она с юношеским рвением учила меня различным техникам дыхания, учила погружаться в свои чувства и ощущения — очень важное, на мой взгляд, умение во время вынашивания младенца, да, впрочем, и в обычной жизни. За несколько сеансов я избавилась от бессонницы и обрела уверенность в своем организме.

Первые шевеления я очень ждала, особенно потому что мои коллеги-ровесницы по беременности уже во всю хвастались «пузырьками и рыбками» в животе. Мне тогда казалось, что вся беременность разделилась на две части: до и после шевелений. Это были неведомые новые ощущения, только не похожи они были ни на рыбок, ни на пузырьки, это были щекотки, а иногда мягкие, какие-то «круглые» толчки. Началась полноценная обратная связь с животиком.

Понеслась череда анализов, посещений доктора каждые две недели, трехчасовые прогулки в лесу каждые выходные и просто ощущение счастья. Немного нарушено оно было тройным тестом на синдром Дауна. Ну не думала я, что это меня как-то коснется, да и привыкла уже получать от врача идеальные анализы, а тут на тебе — scrining positive 1/200. Нет, я не рвала на себе волосы, не плакала и даже на секунды не думала, что с моим ребенком что-то не так. Просто на душе было неспокойно. На УЗИ сказали, что пороков не видно, и я решила отказаться от кордоцентеза, о чем нисколько не жалела на протяжении всей беременности.

Почему-то к тому времени у меня в душе закрепилась уверенность, что будет девочка, такая же уверенность была у мамы и свекрови. Поэтому когда я услышала на узи: «Мальчик» я была удивлена и даже шокирована. Потом весь вечер плакала: было стыдно перед своим малышом за этот шок. Пришлось переделать в ежедневной колыбельной, которую я пела животику, слова «спи, моя Светлана» на «спи, мой мальчик славный» .

А потом началось сладкое время: декрет. Как только мне выдали больничный, я как будто получила официальное разрешение на покупку приданого для малыша: до этого не решалась.

Я гуляла, отдыхала, кушала в изобилии овощи и фрукты. Спала сутками и усиленно готовила дом к появлению чада, посетила несколько лекций и встречалась с девочками с форума для беременных

Не заставил себя ждать и «синдром гнездования». Кто меня знает, удивился бы: я мыла полы по три-четыре раза в неделю, намыла окна, шкафы перебрала, все время вытирала пыль, в общем везде наводила блеск и лоск. И странно: все эти дела (даже мытье пола в колено-локтевом положении) доставляли мне огромное наслаждение.

Потом был Допплер, на котором поставили обвитие пуповины, УЗИ — на нем обвитие сняли, КТГ и последняя порция анализов.

Не могу сказать, что анализы и обследования были для меня обременительны, напротив, я бы назвала все это «приятными хлопотами» к рождению чада. К тому же, практически все результаты были хорошими. На последнем приеме врач сказала, что «пора рожать», назначила прием на всякий случай на 9 сентября, заметив, правда, что не ждет меня уже. На прощание велела родить «славного лялика».

3 сентября я отправилась на осмотр в роддом, почему-то было очень тоскливо и думалось, что сегодня и «заберут». Но нет, обошлось. Врач, посмотрев меня, подтвердила, что за неделю скорее всего рожу и отправила домой ждать.

Всю беременность я наслаждалась своим состоянием, меня ничего особо не беспокоило, я много гуляла, вела очень активный образ жизни, хорошо и много спала. Но, конечно, последние пару недель перед родами были потяжелее: и ходить долго не могла, и сидеть неудобно и ноги ночью отлеживались. Муж поторапливал: мол, давай рожай.

Последние недели меня стал посещать страх. Нет, не страх родов, а страх того, что когда все начнется, я потеряю над собой контроль....

Сценарий будущих родов я начала проигрывать в голове еще где-то в школьном возрасте, когда мы с подружкой прочитали шокирующий рассказ о родах, кажется, в журнале «Работница». Во время беременности я прочитала целую гору рассказов, и настраивалась на такой сюжет: сижу дома, томная беременная барышня, вяжу носки своему чаду, вдруг начинаются схватки, потом отходят воды, потом схватки учащаются. Я говорю: «Ах, пора в роддом». Романтичное прощание с мужем, и я на медицинской карете, в сопровождении очаровательных медработников в зеленых халатах, отправляюсь в родильный дом. Там меня встречают врачи кладут в белую родовую палату, где я стойко терплю схватки, не пикнув, даже шучу, разговариваю и подбадриваю чадо. Взбираюсь на родильный стол, врачи кричат «тужься-тужься», тужусь и ура — рожаю. На деле все оказалось совсем не так...

Воды начали отходить ночью в 3 утра, потихоньку, я сразу поняла, что это они, но легла спать дальше, решив сэкономить силы. Подремала до 6 — дальше спать уже не могла — воды подтекали... Скорая ехала 40 минут. Прибежал мой папа и ловил под окнами скорую, а я смотрела с балкона, и меня тихонько потряхивало от ожидания.

После волокиты с документами и измерением давления, медбрат сказал, что я все-таки рожаю, и мы отбыли в роддом.

Клизменный ритуал не обошел меня стороной, но медсестра попалась славная, и уже скоро меня на лифте с огромными моими баулами привезли в родовое отделение. Зашла с баулами к докторам в смотровую. Три дядьки. Один вопрошает: «Что на Сахалин собралась, столько вещей набрала?» смеемся. Смотрю: на полу валяется тест на беременность, спрашиваю: «А это вам зачем?»

Они: «Ну, сейчас проверим, беременная ты или так. прикидываешься». Забираюсь на кресло... Тут мне выпустили воды и говорят:

— У тебя болит живот?
— Нет, не болит, — к тому времени у меня так и не начиналось даже намека на схватки.

Врачи озадачились и отправили меня в родовую, где уже кричала какая-то девица.

Пришла моя акушерка, подбодрила, сделала ктг. Мне все еще было весело, и я скинула мужу сообщение, мол, лежу, тут какая-то кричит, а я вот молодец.

А схватки так и не начинались. Акушерка начала ставить мне «укольчики». Слабо начало потягивать живот, потом ставили еще несколько уколов, после которых схватки разогнались очень быстро. Сознание постепенно замутнялось. Я стала вспоминать рассказы о родах — ходила по палате, дышала, что есть мочи, но периодически срывалась на тихий стон.

Потом позвонил муж и веселым голосом поинтересовался: как дела? Ответ получил не вполне приличный...

И вот тогда начался самый настоящий процесс: мне в обе руки вкололи капельницы, для ускорения родовой деятельности, и тут понеслось... схватки по минуте через минуту. Схватка, казалось, разделилась на 6 частей: первые три я правильно дышала, вторые три тихонько стонала: «мама, мама». Сколько это длилось, не помню.

Потом начало тужить. Совсем-совсем не так, как представлялось: вовсе не хотелось в туалет, просто казалось, что внутри, что-то очень большое, и оно тебя распирает и жжет изнутри.

Я стала просить: «Давайте, давайте, пойдем рожать, пожалуйста».

«Нет, — говорили, — рано еще». И снова, и снова накатывала схватка. И потом, наконец, пустили на кресло. Рожать.

Тот момент, когда показалась голова, я, наверное, не забуду никогда. Это была кульминация.. Через пару потуг вышел и весь мой мальчик, но его сразу унесли в соседнюю комнату, а меня оставили одну. Пришла медсестра, я спрашиваю: «Ну, как там, почему не показывают, он дышит?». Она смеется: «Дышит-дышиит, хороший розовый, только не закричал сразу».

Я звонила, скидывала смс-ки. Была усталость, радость тоже была, но какая-то не такая... Долго-долго я там лежала, поела каши пшенной — скажу банальность — но тогда эта каша была самой вкусной. И потом, наконец, меня перевезли в палату, где уже в кроватке ждал меня мой малыш.

Вставать было трудно и тяжело. Но я встала, и, согнувшись, подошла к малышу. Смотрела долго-долго, стоять было больно, но отойти от этой крохотулечки не было сил.

Здравствуй, мой малыш, здравствуй маленький, вот мы и вместе...

Ирина Антонова, г. Екатеринбург

Комментарий врача

Необходимость и безопасность вагинального УЗИ на ранних сроках — это вопрос, который смущает многих будущих родителей. Вероятно, такое беспокойство связанно именно с «зоной доступа» для обследования на раннем сроке — введением датчика УЗИ во влагалище. Существует распространенное заблуждение, что эта методика опаснее, чем «обычное» ультразвуковое исследование матки через переднюю брюшную стенку, так как местное ультразвуковое излучение может спровоцировать повышение тонуса матки и отслойку плодного яйца. Однако на самом деле это — не более чем миф. Во-первых, никакой разницы между дозами ультразвуковых волн при использовании трансвагинального (влагалищного) и трансабдоминального (обычного) датчика не существует. Во-вторых, даже если предположить, что введение датчика во влагалище беременной может спровоцировать местное повышение тонуса нижнего сегмента матки, к отслойке плодного яйца это не приведет: ведь эмбрион имплантируется (прикрепляется к стенке матки) в верхних отделах матки, чаще всего — в области дна. В-третьих, механическое раздражение датчиком стенок влагалища и шейки матки при трансвагинальном ультразвуковом исследовании гораздо меньше, чем при половом контакте, так что мнение о вреде «вагинального УЗИ», мягко говоря, преувеличено. У здоровой женщины ни один из вариантов ультразвуковой диагностики, будь то трансвагинальный или трансабдоминальный доступ, допплер (УЗИ плацентарного кровотока), 3D (трехмерное изображение) или КТГ (УЗ-контроль сердцебиения плода), не может спровоцировать никакие осложнения — независимо от срока беременности. А причина, по которой на ранних сроках врачи отдают предпочтение именно трансвагинальному доступу для УЗИ, очень проста. В первые недели беременности матка, незначительно увеличившаяся в размерах, еще не выступает за пределы костного таза. Костная ткань, слишком плотная и малопроницаема для ультразвуковых лучей, препятствует диагностике беременности и полноценному обследованию полости матки со стороны передней брюшной стенки. Однако использование влагалищного доступа полностью решает проблему ранней ультразвуковой диагностики беременности, поскольку между влагалищем и телом матки нет костных структур. Именно трансвагинальное УЗИ позволяет зафиксировать наступление беременности в первые дни после имплантации эмбриона (прикрепления к стенке матки), исключить факт внематочной беременности и угрозы прерывания на ранних сроках.

Ирина правильно повела себя во время простуды на 10 неделе беременности. Обычно мы не обращаем внимания на недомогание при ОРВИ, принимаем препараты, снижающие температуру и другие симптомы болезни и продолжаем вести активный образ жизни. Во время беременности такой боевой настрой недопустим — на фоне общего снижения иммунитета обычная вирусная инфекция может протекать тяжелее и нередко сопровождается осложнениями. Кроме того, любой воспалительный процесс в организме ведет к снижению микроциркуляции — кровотока в мелких сосудах; именно из таких сосудов состоит кровеносная система плаценты, формирующейся с 9 недели беременности. Во время беременности даже легкое простудное заболевание может вызвать ухудшение плацентарного кровотока, от которого зависит дыхание и питание плода. Наконец, вирусы, которые чаще всего и являются причиной простудных заболеваний, обладают способностью преодолевать плацентарный барьер — иммунную границу, защищающую малыша от инфекции. В первом триместре вирусная инфекция особенно опасна — ведь именно в этот период беременности происходит закладка органов и систем плода. Если во время болезни не снизить физическую нагрузку на организм и своевременно не начать лечение, риск инфицирования плода, плаценты и оболочек значительно возрастает.

Для лечения простудных заболеваний в период беременности применяют обильное кислое питье (чай, морсы, соки), противовоспалительные травы (эвкалипт, ромашка, календула) и фитопрепараты — именно этими методами и воспользовалась Ирина. И особенно важно, что в течение болезни наша героиня строго соблюдала постельный режим; физический покой и своевременно начатое лечение помогли быстро победить болезнь и избежать осложнений.

В 12 недель будущая мама встала на учет в женской консультации и сделала «первое настоящее УЗИ». На этом этапе ультразвуковое исследование позволяет оценить развитие плода соответственно сроку беременности, формирование органов и систем малыша, закладку плаценты, исключить пороки развития плода и плодных оболочек. Надо заметить, что двенадцатая неделя беременности — это крайний срок постановки на учет по ведению беременности, при котором будущая мама может получить родовой сертификат. Для полноценного контроля за развитием плода лучше начинать систематическое медицинское наблюдение с самого начала беременности.

В конце первого триместра Ирину беспокоило нарушение сна; справиться с этой проблемой помог перинатальный психолог. В самочувствии будущей мамы и течении беременности важнейшую роль играет состояние нервной систем; стрессы, излишнее эмоциональное возбуждение и депрессия могут отрицательно влиять на состояние здоровья беременной. Нередко первопричиной различных недомоганий и осложнений во время беременности становится неосознанный стресс, вызванный постоянным беспокойством за себя и за ребенка. Симптомами истощения нервной системы в результате скрытого стресса является немотивированное чувство тревоги, головная боль, перепады настроение и нарушение сна. Для того, чтобы избавиться от внутреннего стресса и обрести уверенность в себе, специалист провел для Ирины сеансы психотерапии с использованием дыхательных методик, освоением навыков по расслаблению и аутотренингу. Занятия с психологом помогли будущей маме наладить сон, побороть страхи и неуверенность в себе, научили прислушиваться к своим ощущениям и наслаждаться ими.

Тройной тест, о котором рассказывает Ирина, проводят на сроке 16-18 недель беременности для исключения пороков развития плода. Для этого исследования у будущей мамы производят забор крови из вены и определяют показатели ХГЧ, АФП и Э3 — хорионического гонадотропина человека, альфафетопротеина и эстриола. По количеству этих веществ, выделяемых плодом в материнский кровоток, можно выявить некоторые патологии беременности, врожденные заболевания или пороки развития плода, в том числе и синдром Дауна. Однако положительный результат одного или даже всех трех составляющих этого исследования не всегда указывают на реальное наличие патологии у малыша. Тройной тест всего лишь помогает выделить среди беременных группу риска — женщин, которым необходимо пройти более тщательное медицинское обследование для исключения пороков развития плода. Помимо лабораторного теста будущие мамы проходят специальное ультразвуковое исследование; при подозрении на формирование пороков развития плода по данным УЗИ и тройного теста женщине рекомендуют консультацию генетика. Генетическая диагностика включает в себя гораздо более точные методы исследования на патологию развития плода; одним из таких методов является кордоцентез, о котором упоминает рассказчица — забор на генетическое исследование пуповинной крови. Однако, поскольку этот и другие методы генетической диагностики беременности являются инвазивными (то есть сопровождаются нарушением целостности плодных оболочек, связаны с риском инфицирования плода и прерывания беременности), проведение этих исследований возможно только с согласия пациентки и при наличие строгих показаний. В случае нашей героини результаты тройного теста показали высокую степень риска развития аномалий плода; однако ультразвуковое исследование не выявило каких-либо характерных изменений у малыша, поэтому более серьезное обследование Ирине не понадобилось.

Молодая мама рассказывает о «синдроме гнездования», который доставлял ей большое удовольствие во время беременности. Этим термином психологи обозначают стремление женщины особым образом изменить и обустроить свой быт в связи с предстоящим рождением малыша. В понятие «гнездования» входит приобретение одежды, игрушек и предметов ухода для малыша, изменение интерьера, ремонт и даже покупка жилища, а также — особая страсть к уборке своего «гнездышка». Похоже, что с последним аспектом синдрома гнездования Ирина даже несколько переборщила — мытье пола в колено-локтевой позиции никак нельзя считать подходящим занятием для будущей мамы. Во время беременности для уборки пола лучше использовать швабру или моющий пылесос; мытье пола руками на четвереньках может спровоцировать повышение тонуса матки и угрозу преждевременных родов.

Нередко на одном из ультразвуковых исследований диагностируют обвитие пуповины вокруг шеи или иной части тела плода, а на следующем контрольном исследовании обвития уже не определяют. Именно так произошло и в нашем случае: допплер (разновидность УЗИ, при котором исследуется кровоток в сосудах плаценты и пуповины) диагностировал обвитие, а на следующем УЗИ диагноз не подтвердился. Никакой ошибки диагностики в этом случае нет: однократное обвитие чаще всего является временной особенностью расположения петли пуповины и никак не влияет на состояние плода и прогноз родов. Пуповина в норме достигает длины до 80см; в полости матки она образует множество крупных и мелких петель, в которые плод, двигаясь, может просовывать голову или конечности. Для малыша эти витки пуповины не представляют опасности; в дальнейшем они легко расправляются, не мешают дыханию и питанию плода и не препятствуют его продвижению по родовому каналу в процессе родов.

В последние недели перед родами будущую маму стал беспокоить страх. Ирина подготовилась к родам и хорошо представляла себе предстоящий процесс, поэтому она не испытывала неконтролируемого страха перед родами. Состояние нашей героини правильнее назвать беспокойством и неуверенностью в собственных силах. Такое волнение знакомо любой беременной накануне родов; ничего плохого в этом нет. Для того, чтобы справиться с эмоциями и вернуть уверенность в себе, в последнюю неделю очень важно следить за состоянием нервной системы. В борьбе со страхом и тревогой, как это ни странно, помогают ежедневные прогулки на свежем воздухе, плавание и нормализация сна, а также упражнения для расслабления.

Ночью у будущей мамы начали отходить воды, однако она не сразу поехала в роддом; Ирина решила немного поспать и «сэкономить силы». Это решение рассказчицы никак нельзя признать правильным: после отхождения вод значительно возрастает риск инфицирования плода, поэтому при таком развитии событий следует как можно скорее оказаться в стерильных условиях родблока. Риск инфицирования при преждевременном излитии вод объясняется просто: с момента разрыва плодного пузыря исчезает последняя преграда между стерильной маткой и нестерильным влагалищем, и инфекция может проникнуть в матку восходящим путем — через влагалище и раскрывающуюся шейку. Кроме того, преждевременное отхождение вод может повлиять на длительность родов, ускоряя или замедляя процесс раскрытия шейки матки. Именно так и получилась в случае, описанном Ириной: несмотря на излитие вод, схватки долго не начинались, а, начавшись, оказались недостаточно сильными. При своевременной госпитализации по поводу излития вод проводят медикаментозную профилактику слабости родовых сил — внутривенное введение глюкозы и витаминов, способствующих повышению общего тонуса организма и нормализации маточно-плацентарного кровотока. Такая мера способствует естественному началу полноценной родовой деятельности без применения родовозбуждающих стимулирующих препаратов, а также защищает малыша от гипоксии в родах.

Возможно, именно преждевременное излитие вод (в норме околоплодные воды отходят не раньше середины первого периода родов) и отложенный визит в роддом привели к тому, что Ирине не смогли своевременно провести витаминопрофилактику. В результате схватки начались позже и шли слабее, чем необходимо для раскрытия шейки матки, поэтому врачам пришлось применить медикаментозную стимуляцию родовой деятельности. Ирине внутривенно капельно ввели ОКСИТОЦИН — гормон, который в норме выделяется в организме роженицы и отвечает за усиление схваток. После применения родостимуляции схватки усилились и период раскрытия благополучно завершился.

После полного раскрытия во время схваток Ирина почуствовала распирание, связанное с продвижением малыша по родовому каналу. Роженица решла что пора тужиться — напрягать пресс, проталкивая кроху к выходу; однако врачи остудили ее пыл, объяснив, что тужиться рано. Преждевременные потуги могут привести к разрывам тканей родовых путей (шейки матки, стенок влагалища и промежности) и повышению внутричерепного давления плода. Чтобы не форсировать потуги и дать возможность плоду плавно двигаться за счет сокращений матки, во время схваток роженице предлагают использовать частое поверхностное дыхание ртом (дыхание «собачкой»). Такое поведение в начале потужного периода помогает обезболить схватки, расслабить мышцы тазового дна и избежать большинства осложнений второго периода родов.