Следующая статья

Кесарево — зона риска

Время на прочтение
менее
7 минут
Прочитано

Кесарево — зона риска

6 декабря 2006
Опубликовано в:
Комментарии: 0

Сейчас очень модно внедрять новации. Мы видим это в самых разных областях жизни: и в социальной сфере, и в политической. То, что раньше не практиковалось или даже считалось недопустимым, сегодня, наоборот, зачастую объявляется приоритетным. И конечно, медицина не могла остаться в стороне от этого процесса. То, о чем пойдет речь в интервью — рождение ребенка с помощью кесарева сечения (КС), — строго говоря, новацией назвать нельзя. Оно практиковалось и раньше. Однако в последние годы число таких операций резко возросло. Но так ли однозначно это благо? Разобраться в этом нам поможет опытный акушер-гинеколог Роман ГЕТМАНОВ.

В мире к операции кесарева сечения относятся по-разному

Сейчас очень модно внедрять новации. Мы видим это в самых разных областях жизни: и в социальной сфере, и в политической. То, что раньше не практиковалось или даже считалось недопустимым, сегодня, наоборот, зачастую объявляется приоритетным. И конечно, медицина не могла остаться в стороне от этого процесса. То, о чем пойдет речь в интервью — рождение ребенка с помощью кесарева сечения (КС), — строго говоря, новацией назвать нельзя. Оно практиковалось и раньше. Однако в последние годы число таких операций резко возросло. Но так ли однозначно это благо? Разобраться в этом нам поможет опытный акушер-гинеколог Роман ГЕТМАНОВ.

— В мире к операции кесарева сечения относятся по-разному. В США, например, процент кесаревых сечений достигает 25 от общего числа родов. В Великобритании, наоборот, он достаточно низок  — всего 5. У нас в 60-е годы был 1, 5-2, а сегодня в Москве есть роддома, где более 20% женщин делают КС. Причем число таких родов все возрастает. Изобрели эту операцию очень давно. Сначала ее делали только умирающим матерям, чтобы спасти ребенка. Сейчас ситуация изменилась. С одной стороны, кесарево сечение по-прежнему делают по медицинским показаниям, когда нормальные роды представляют угрозу жизни и здоровью матери или ребенка. Но, с другой стороны, появилась совершенно новая тенденция: многие мамы просто не хотят рожать естественным способом. И среди врачей распространяется мнение, что, исходя из принципов свободы личности, следует идти навстречу таким женщинам и делать операции по желанию. С этим мнением, мне кажется, нельзя соглашаться. Говорить тут можно много, но я скажу лишь одно. Каждая женщина должна понять, что при КС риск для ее здоровья и жизни возрастает в 12 раз! Поэтому врачу не стоит оперировать женщину без строгих, давно описанных и обоснованных медицинских показаний. А то получается, что врачи обманывают пациенток, не предоставляя им достаточной информации, и женщины принимают не до конца обоснованное, несознательное решение.

— Роман Николаевич, бытует мнение, что при кесаревом сечении ребенок не получает родовых травм. Это действительно так?

— Нет. Очень многое зависит от техники операции и от условий, в которых она производится. Я не располагаю статистикой, но могу сказать, что при кесаревом сечении врачи нередко сталкиваются со случаями минимальной мозговой дисфункции (ММД) и другими неврологическими травмами.

— Говорят, при КС ребенок не испытывает той боли, какую терпит, проходя через родовые пути.

— Это из области мифов. Ученые доказали, что при естественном рождении, проходя через родовые пути, ребенок не испытывает боли. Он достаточно хорошо защищен.

— Несколько лет назад мне попался в руки интересный документ. Это изданный на английском языке Меморандум национальной безопасности США, который до начала 90-х годов был засекречен, однако и сейчас, в начале нового века, старательно замалчивается как на Западе, так и у нас. Речь в нем шла о необходимости сокращать население в странах — производителях сырья, поскольку это в интересах США. Чем меньше людей, особенно молодых и энергичных, тем легче выкачивать из страны природные ресурсы. Так вот, в качестве одной из мер сокращения рождаемости там называлось распространение КС. Ведь путем кесарева сечения не родишь много детей. Не связана ли с этим усиленная пропаганда этой операции в последнее время? Не секрет, что сторонники планирования семьи, то есть сокращения рождаемости путем пропаганды абортов, контрацепции и стерилизации, приобрели в России большое влияние.

— И врачи, и пациенты живут в одном и том же информационном поле, читают массовые газеты и журналы, смотрят телевидение. И поневоле усваивают те идеи, которые внедряются через СМИ. Идеология играет в этом, как и во многих других вопросах, наиважнейшую роль. Хочу рассказать один случай, который потряс меня до глубины души. Недавно на заседании Общества акущеров-гинекологов выступала профессор, доктор медицинских наук. Она делала доклад об обезболивании родов. И заявила: дескать, Всевышний распорядился, чтобы женщина рождала потомство в муках. Но она лично убеждена, что Всевышний (это ее терминология) ошибся и давно в этом раскаивается. Якобы ей это известно. А посему она усиленно рекламировала различные методы анестезии во время родов. Понимаете, если мы живем в таком мире, при таком отношении к жизни, проблеме беременности и родов, то, конечно, врачу бывает проще сделать операцию КС, чем много часов проводить тяжелые, сложные роды. И женщине кажется, что куда проще заснуть и проснуться уже с ребенком. Только ведь никто не знает, какие осложнения возникнут у этой женщины через некоторое время. Могут появиться кишечная непроходимость, спаечная болезнь и много разных других проблем. Но назад уже ничего не вернешь, поезд ушел. Женщина прооперирована и воспитывает ребенка, который начинает ее ежедневно мучить, потому что неестественные роды не проходят бесследно, в том числе и в психологическом плане. Так что вы правы, идеология планирования семьи во многом определяет и нашу психологию, и подходы в акушерстве и гинекологии.

— Я прочитала в одном женском журнале, что при близорукости −6 обязательно нужно делать КС. Но у меня именно такая близорукость, а я родила троих детей самостоятельно. Причем интересно, что перед тем, как родить первого ребенка, я наслушалась от своих друзей-латиноамериканцев, учившихся вместе со мной в Российском университете Дружбы Народов, про то, как в их странах женщины теперь рожают с помощью КС. Дело было в конце 70-х, и тогда я, естественно, не подозревала, что в 60-70-е в Латинскую Америку пришли адепты планирования семьи, которые принялись усиленно ограничивать рождаемость. В том числе путем пропаганды КС. Я об этом не знала и принимала рассказы своих приятелей за чистую монету. Так вот, я просила, умоляла врачей сделать мне кесарево сечение, мотивируя это своей близорукостью. Но они сказали: «Не сходи с ума. Ты прекрасно родишь сама». Так оно и получилось. А моя знакомая родила естественным путем двоих детей при близорукости −18! Теперь же, насколько мне известно, даже при зрении −3, то есть при совсем небольшой близорукости, женщинам часто советуют делать кесарево сечение.

— У моей жены −9, и она родила восьмерых детей без КС. Вообще надо отметить, что ведущим фактором в этом вопросе является не число диоптрий, а состояние глазного дна. Это определяет окулист, и для практикующих акушеров тут есть огромная проблема. Недавно заведующий одним из лучших родильных домов в Москве тоже обратил внимание на то, что ему и его коллегам часто приходится делать КС по рекомендациям окулистов. И они не понимают, насколько оправданы бывают эти операции. С одной стороны, действительно, сейчас многие женщины носят очки. Но с другой, — как я уже сказал, гораздо важнее не степень близорукости, а состояние глазного дна. У всех ли женщин, которых окулисты советуют прооперировать, оно такое удручающее, что естественные роды невозможны?

— Я слышала, что в некоторых роддомах пошли по другому пути. Женщин, которые приходят с направлением от окулистов, отправляют на консультацию к опытному профессору, рекомендациям которого заведомо можно доверять.

— Я думаю, это разумно. Иначе придется производить слишком много неоправданных вмешательств. Конечно, при соответствующих медицинских показаниях такая операция нужна, и слава Богу, что мы имеем возможность сегодня таким образом помогать женщинам. Но если это делается без насущной необходимости, тогда, я считаю, женщина должна бороться за себя. Не все, наверное, знают, что одно из условий проведения операции КС — письменное согласие женщины. Оно не требуется только при экстренном хирургическом вмешательстве, когда ситуация вышла из-под контроля и возникла угроза для жизни женщины.

— В каких случаях это бывает?

— Когда у женщины шок или кровотечение. Только тогда врач имеет право, не соблюдая юридических формальностей, забрать женщину в операционную. Во всех других случаях он обязан заручиться ее письменным согласием, предварительно объяснив, почему ее необходимо прооперировать.

— Моя знакомая недавно родила ребенка. Беременность протекала благополучно. Правда, в женской консультации ее один раз пытались склонить к кесареву сечению, мотивируя это тем, что у нее близорукость −3. Она не согласилась. Больше этот вопрос не поднимался. Но в роддоме, фактически в самый последний момент, врачи заявили, что ей сделают КС. Она пыталась протестовать, хотела понять, в чем дело, но на нее прикрикнули: «Не твое дело, мы лучше знаем». И прооперировали. Кровотечения, насколько я знаю, у женщины не было и шока тоже. Как вы прокомментируете такую историю?

— Если врачи не общаются с пациентками, они демонстрируют свою профессиональную несостоятельность. Мы обязаны разговаривать с пациентками, убеждать их, отстаивать нашу позицию. Если же не можем этого сделать, это наши трудности. Я, конечно, не знаю всех тонкостей истории, о которой вы упомянули, но в подобной ситуации, когда врач делает женщине операцию, не заручившись ее согласием, он подставляет себя под удар и вполне может оказаться в роли обвиняемого в суде.

— То есть, отправляясь в роддом, женщина должна понимать, что она не подопытный кролик, так?

— Конечно. Больше того, я не раз убеждался в том, что когда к нам приходит женщина, которая понимает важность нормальных родов и готова за себя бороться, то самые, казалось бы, безвыходные ситуации разрешаются благополучно. И бывает особенно обидно, когда молодые, здоровые женщины отказываются рожать. Приходится делать им операцию, хотя при другом отношении к себе они прекрасно могли бы родить. Это очень важный момент, который мне хотелось бы особо подчеркнуть. И высокая миопия с какими-то нарушениями на глазном дне, и относительные показания к операции, например тазовое предлежание плода или первые роды в возрасте 30 лет, — все это не фатально. Если даже в этих случаях женщина настроена на роды, она родит и родит замечательно. А если она не настроена на роды, мы очень часто сталкиваемся с безысходностью. Нам хочется помочь женщине, но она сама не дает нам этой возможности.

— В 2001 г. я была в одном из городов в средней полосе России на конференции, посвященной проблемам демографии. Там достаточно резко говорили о снижении рождаемости под видом планирования семьи. Зашла речь и о том, что после двух КС женщин в этом городе нередко стерилизуют. И порой якобы даже без их согласия! Пожалуйста, выскажите свое отношение.

— Когда у женщины рубец на матке, то последующая беременность действительно чревата определенными осложнениями. И сегодня достаточно распространена точка зрения, что женщине за глаза хватит двоих детей. Куда больше? А когда, как говорим мы на профессиональном жаргоне, оперируешь на открытом животе, совсем несложно перевязать трубы, то есть сделать стерилизацию. Поэтому, делая повторно кесарево сечение, женщине всегда предлагают такую услугу, исходя якобы из ее интересов. Я хочу ответственно заявить: никакой стерилизации без внятного письменного разрешения женщины быть не может и не должно! Это подсудная ситуация. Я сталкивался со случаями, когда женщина лежит на операционном столе и ее вдруг начинают склонять к перевязке маточных труб.Мне кажется, это совершенно недопустимая практика! Ведь врач навязывает свою точку зрения, свое отношение к жизни беззащитной пациентке, которая находится в состоянии стресса и, соответственно, не может принять спокойное, взвешенное, ответственное решение. Это непрофессиональный подход. С женщиной обязаны были поговорить до операции. Если она согласилась на стерилизацию, тогда пожалуйста! Но если нет, то хоть третье, хоть пятое вхождение в живот не дает врачу никакого права провести стерилизацию.

— Вы затронули очень важную тему — отношение врача к жизни. Когда гинекологи расписывают преимущества кесарева сечения и последующей стерилизации, вряд ли они говорят о том, насколько сейчас велик риск потерять ребенка, особенно в подростковом, молодом возрасте, когда рожать другого будет поздно. Да и как родишь с перевязанными трубами?

— Об этом грустно говорить, но действительно, мы регулярно сталкиваемся с тем, что врач навязывает пациентам свое отношение к жизни. А теперь представьте себе среднестатистического современного врача. Что может она сообщить своим пациенткам, если сама прошла через четыре-пять абортов и имеет всего одного ребенка? Такой врач никогда не признает, что аборт — это детоубийство, и будет доказывать, что приносит благо, стерилизуя женщину при втором КС. И в чем-то будет даже права, потому что при третьей беременности с двумя рубцами, конечно, могут возникнуть различные осложнения. Но она не имеет права навязывать несчастной пациентке свою точку зрения. Ответственный акушер должен помогать женщине родить самой. Это надо понимать и менять свою позицию.

Медицинская газета (Москва)
07.05.2003
(Опубликовано на Детском Информационном сервере)
Татьяна ШИШОВА