Идеальные роды

Время на прочтение
менее
8 минут
Прочитано

Идеальные роды

15 декабря 2007
Комментарии: 0

Дежурство шло как обычно. Приняв смену, мы с коллегой осмотрели трёх рожениц в родблоке и навестили пациенток отделения патологии беременных. Я заглянула в послеродовое отделение — проверить, как продвигается выписка. Затем коллега отправился во второе акушерское отделение: там «затемпературила» родильница, доставленная пару дней назад с домашних родов.

С ее лица по-прежнему не сходила чудесная улыбка — казалось, она освещает мой небольшой кабинет!

Дежурство шло как обычно. Приняв смену, мы с коллегой осмотрели трёх рожениц в родблоке и навестили пациенток отделения патологии беременных. Я заглянула в послеродовое отделение — проверить, как продвигается выписка. Затем коллега отправился во второе акушерское отделение: там «затемпературила» родильница, доставленная пару дней назад с домашних родов. А я спустилась в приёмный покой — осмотреть женщину, поступающую на роды. По телефону акушерка «приёмника» выразила сомнение в том, что пациентка действительно рожает: «Говорит — схватки уж 3 часа идут, а сама улыбается». Я вошла в приёмное отделение, открыла дверь в смотровой кабинет... и увидела Марину.

Моя первая встреча с Мариной произошла в консультативном отделении роддома. Я шла по коридору в свой кабинет и рассеяно оглядывала женщин, ожидающих начала приёма. Взгляд выхватил из череды озабоченных и взволнованных лиц мордашку, излучающую абсолютное счастье. Девушка поминутно оглядывалась по сторонам, рассматривая соседок по очереди, надписи на кабинетах, настенные плакаты. При этом с лица её ни на минуту не исчезала потрясающая, «во весь» рот улыбка. «Как на рекламе зубной пасты,» — невольно подумала я, улыбнулась и вошла в кабинет.

Через полчаса дверь кабинета отворилась, впуская очередную пациентку. Подняв глаза от журнала приёма, я увидела «девушку-улыбку» из очереди. «Веселова Марина Степановна,» — представилась новая пациентка, продолжая лучезарно улыбаться. «Удивительно, насколько фамилия может соответствовать внешнему образу,» —  подумалось мне.

Предложив Марине присесть, я принялась собирать анамнез — задавать вопросы о жизни и здоровье пациента. Первая фраза, произнесённая молодой женщиной в ответ на стандартный вопрос «что Вас привело на приём?», потрясла меня своей простотой и торжественностью:
— Вы знаете, доктор, я беременна!

Я с удивлением стала разглядывать посетительницу. Надо заметить, что по роду своей деятельности (я акушер-гинеколог) мне приходится слышать это заявление, как говориться, сто раз на дню. Я слышала различные интонации, с которыми произносится эта сокровенная для женщины фраза. Она бывает окрашена оттенком сомнения, удивления, волнения, растерянности, радости и, увы, отчаяния. Но интонацию, с которой Марина произнесла «я беременна», мне, пожалуй, слышать не приходилось. Сообщение о своей беременности она произнесла так, будто это событие было важнейшим явлением на планете, способным изменить всю жизнь.

Я направила Марину на ультразвуковое исследование, выписала направления на лабораторные исследования (анализы мочи, крови, гормональный статус) — в общем, начало наблюдению за течением беременности было положено. «Девушка-улыбка» оказалась прилежной пациенткой: она не пропустила ни одного приёма, вовремя сдавала анализы, проходила все обследования и подробно расспрашивала о результатах. Порой мне даже становилось обидно за себя: времени, отпущенного на приём одного пациента, совершенно не хватало для того, чтобы ответить на столь важные Маринины вопросы.

В августе я ушла в отпуск. На время моего отсутствия приём пациенток взяла на себя коллега. Таким образом, на время улыбчивая пациентка исчезла из моего поля зрения. Однако на первом же приёме в сентябре мы встретились вновь. У меня для Марины был заготовлен список очередных обследований, а у пациентки — перечень вопросов. Животик будущей мамы заметно подрос, в походке стала отчетливо прослеживаться горделивая «поступь беременной», а с лица по-прежнему не сходила чудесная улыбка — казалось, она освещает мой небольшой кабинет!

К концу приёма Марина снова порадовала меня своим «правильным» отношением к беременности. Она заявила, что, читая в Интернете различные рассказы о родах, пришла к следующему выводу: рассказы тех, кто готовился к родам, отличаются от остальных позитивностью, информативностью и чётким пониманием процесса. Будущая мама попросила совета о том, как лучше готовиться к родам. Я очень обрадовалась (отвечать на всё возрастающее количество Марининых вопросов во время приёма стало невозможно) и пригласила её на еженедельные занятия при роддоме. Так «девушка-улыбка» стала постоянной посетительницей школы для будущих родителей.

Теперь мы с Мариной виделись раз в неделю. «Девушка-улыбка» подружилась со всеми посетителями курсов, обменялась с другими девочками телефонами, «мэйлами» и ввела новую традицию: чаепитие после занятий. Марина очень внимательно слушала лекции специалистов и активно участвовала в тренингах родов: училась правильно дышать, использовать разные виды массажа, специальные позы. В день последнего занятия «девушка-улыбка» в очередной раз поразила меня своим позитивом: на стене комнаты красовался замечательный плакат, изготовленный по Марининой инициативе. С плаката улыбались пузатые ученицы нашей «школы», а подпись гласила: «К родам готовы!»

Итак, в смотровом кабинете меня ждала Марина. Она сидела на краешке кушетки, сложив руки на животе. На Марининых ногах красовались фантастические пляжные тапочки ярко-жёлтого цвета, разрисованные ромашками.
— Специально для родов купила! — пояснила пациентка, перехватив мой взгляд. Не стоит говорить, что на лице её сияла фирменная лучезарная улыбка.
— Ну, здравствуй, Мариночка! — улыбнулась я в ответ. — Рассказывай, что привело тебя ко мне на этот раз. Акушерка сказала — у тебя схватки?

Выяснилось, что первые изменения в самочувствии женщина ощутила накануне вечером. Перед сном у неё стало периодически «потягивать» низ живота. Марина попыталась засекать промежутки между схватками, но никакой регулярности между неприятными ощущениями не было. Затем, раздеваясь, Марина обратила внимание на необычные влагалищные выделения. Они были жёлто-розового цвета, довольно густые и, по утверждению моей подопечной, «напоминали яблочное желе». Сопоставив нерегулярные безболезненные схватки, слизистые выделения из половых путей и свой срок беременности (39,5 недель), будущая мама сделала правильный вывод — у неё начались предвестники родов. На курсах говорили, что эти явления часто возникают на последней неделе беременности и свидетельствуют о подготовке организма к родам. Марина знала, что роды могут начаться в любой момент, и решила поскорее лечь спать — перед таким важным событием надо набраться сил! Перед сном будущая мама приняла расслабляющий тёплый душ; после водных процедур схватки почти перестали ощущаться и стало клонить ко сну.

Проснулась Марина, по её рассказу, в девятом часу утра. Её разбудили новые ощущения в области животика. Это было уже непохоже на те «потягивания», что беспокоили мою пациентку накануне. Периодически снизу живота «поднималась тёплая волна», живот напрягался и становился очень твёрдым. Такое ощущение напряжения во всём животе длилось несколько секунд, после чего животик расслаблялся и вновь становился мягким. Засечь промежуток между эпизодами напряжения, по словам Марины, не составило труда: всё повторялось чётко через 18-20 минут. «Схватки!» — поняла будущая мама и проснулась окончательно.

Для начала Марина устроила себе лёгкий завтрак — мюсли с йогуртом, яблоко, сладкий чай и шоколодка. С курсов девушка знала, что при идеальном самочувствии и близком расположении роддома можно оставаться дома, пока промежуток между схватками больше 10 минут. Воды у неё не изливались, никаких подозрительных выделений из половых путей, кроме слизистой пробки, не наблюдалось и вообще Маринино самочувствие отличалось от обычного лишь редкими напряжениями живота. Девушка приняла решение понаблюдать за схватками, чтобы убедиться в том, что это — не ложная тревога. На курсах говорили, что настоящие схватки постепенно становятся интенсивнее и длиннее, а промежуток между ними потихоньку сокращается.

Дома Марина старалась не сидеть на месте: она надеялась, что активное поведение ускорит развитие событий. Марина прибралась в комнате, полила цветы, проверила продукты в холодильнике, выкинув то, что могло испортиться за время её отсутствия. Затем девушка принялась собирать сумку в роддом. Собственно, собрано всё было заранее; оставалось проверить вещи, сверяясь со списком, и разобрать их на два пакета: для родов и для послеродового отделения. В «родовой» пакет отправились влажные гигиенические салфетки, бутылка воды — рот полоскать, спрей для лица, спрей для носа, бальзам для губ, и, конечно, тапочки с ромашками. Сверху Марина положила файл с документами: обменной картой, паспортом, страховым полисом и родовым сертификатом.

Прошло около часа; за это время, по ощущениям пациентки, схватки стали чуть ощутимее, но по-прежнему не были болезненными. Промежуток сократился до 15 минут. Решив, что время ещё есть, Марина отправилась в ванную. Она коротко остригла ногти на руках и ногах, предварительно удалив с них лак. С помощью карманного зеркальца и бритвенного станка будущая мама удалила волосы с промежности, затем постояла минут двадцать под душем, наслаждаясь струями тёплой воды. В душе схватки почти не ощущались, Марина даже усомнилась — может, всё-таки предвестники? Однако, как только магическое действие воды закончилось, схватки вновь стали ощущаться — «неболезненные напряжения живота», как их описала Марина. Покончив с гигиеническими процедурами и завершив сборы, будущая мама в сопровождении любимого мужа спустилась к машине. Уложив вещи в багажник, супруги решили полчасика погулять во дворе, чтобы окончательно «удостовериться в своих намерениях». За разговорами время прошло незаметно и, засекая следующий раз промежуток между схватками, Марина увидела долгожданный результат: 10 минут. После чего, не откладывая, затолкала будущего папу за руль и отправилась в роддом.

От Марининого подробного рассказа осталось такое впечатление, будто я перечитала статью «Предвестники. Начало родов» в журнале для беременных. «Бывают же на свете такие правильные люди!» — в очередной раз восхитилась я любимой пациенткой. А вслух сказала:
— Ну что ж, девочка, раздевайся и ложись на кресло. Сейчас посмотрим, есть ли результат от твоей родовой деятельности!

Влагалищное исследование показало 3 см раскрытия шейки матки, плодный пузырь действительно был цел. Я послушала с помощью стетоскопа сердцебиение плода: норма.
— Не обманула она Вас — правда рожает! — крикнула я акушерке. — Отправьте-ка нашу весёлую барышню на клизму.

Пока Марина была «на клизме», я закончила оформление «Истории родов» — так называется индивидуальная медицинская карта пациента в роддоме. После клизмы новоиспечённая роженица приняла душ и одела стерильную рубашку для родов. Акушерка, растроганная примерным поведением и позитивным настроем Марины, помогла ей после душа натянуть профилактические «противоварикозные» чулочки. У девушки и здесь нашлось время для шутки:
— Как я Вам, доктор? — спросила она, появившись на пороге санитарной комнаты. Одноразовая голубая рубашечка из нетканого материала была полупрозрачной и едва доходила до середины бедра. Традиционно-белые чулочки неожиданно завершались красной фиксирующей резинкой. — По-моему, очень романтично! Жаль, муж не увидит...
— Ну, почему же не увидит? Выйди к нему, попрощайся — только не надолго.

В родблоке оказалась одна полностью свободная предродовая палата, однако, к моему удивлению, Марина от VIP-условий добровольно отказалась.
— А можно меня к кому-нибудь «подселить»? Вместе веселее! — сказала она, заглянув в соседнюю палату. — Да и Вам удобнее: не надо бегать туда-сюда.

Несмотря на столь трогательную заботу, Маринино предложение «заселиться» в соседнюю палату меня мало вдохновило. Дело в том, что в этой палате уже находилась одна роженица — восточная красавица Лейла, практически ничего не понимающая по-русски и совсем не готовая к родам «морально». Женщина каждые пять минут звала акушерок, кричала «помогите» и периодически начинала плакать. Раскрытие у неё было незначительным, роды, как и у Марины — первые, и плакала она больше от страха. Непосредственно перед поступлением Марины в родблок беспокойная пациентка угомонилась и прилегла на кровать. Я боялась, что появление зрительницы в лице соседки спровоцирует Лейлу на новый всплеск эмоций. С другой стороны, я волновалась за Марину — столь беспокойное поведение соседки могло сбить её с позитивного настроя.

Однако получилось совсем не так, как я предполагала.

После клизмы схватки у Марины участились и, видимо, стали сильнее. Спросив, можно ли ей ходить и получив от меня утвердительный ответ, роженица начала расхаживать по палате, забавно покачивая бёдрами. Во время схватки она выбирала удобную позу, массировала поясницу, поглаживала низ живота и прилежно дышала. Лейла притихла и наблюдала за соседкой с нескрываемым любопытством. Показав Марине, где расположены «удобства», я удалилась в ординаторскую, оставив рожениц на попечение акушерки предродовой палаты.

Через некоторое время на пороге ординаторской возникла акушерка. По выражению её лица я поняла, что происходит нечто особенное.
— Доктор, зайдите в третью палату. Вы должны это видеть!

Действо, развернувшееся в палате, поистине впечатляло. Коротко это можно описать так: Марина давала Лейле мастер-класс активного поведения в родах. Используя фитбол и подручные средства (кровать, стул, подоконник, тумбочку), «гуру»-Марина демонстрировала восхищённой ученице различные позы, виды массажа и дыхания, обезболивающего схватки. Каждое продемонстрированное движение Лейла послушно повторяла. Даже рты они полоскали синхронно. Впервые за много лет я пожалела, что у меня нет камеры: вот бы показать это на курсах!

Прервав на время мастер-класс Марины, я осмотрела её. Раскрытие шейки матки увеличилось до 5-6 см. От обезболивания роженица отказалась, сказав, что вполне справляется сама. Плодный пузырь по-прежнему был цел; поскольку он не мешал развитию родовой деятельности, решено было его не трогать (т.е. не вскрывать) до конца 1 периода родов.

Во время схватки Марина опиралась на спинку кровати или подоконник, иногда качалась на мяче и сосредоточенно пыхтела. Однако каждый раз, когда ей удавалось перехватить чей-то взгляд, она по-прежнему трогательно улыбалась. Соседка копировала каждое Маринино движение; слёзы у неё высохли совершенно.

Во время следующего осмотра, показавшего 7-8 см раскрытия, самостоятельно вскрылся плодный пузырь. Воды были светлыми, прозрачными. «О, тёпленькая пошла!» — прокомментировала излитие вод моя жизнерадостная пациентка.

Через час Марина позвала акушерку и сказала, что на пике схватки ощущает давление на кишечник. «Как будто в туалет по-большому хочется, а после схватки проходит, — пояснила она. — Это уже потуги?»
— Это ещё не потуги, Марина, но потужной период уже начался. Теперь твоя задача — не мешать малышу. Что бы ты смогла его вытолкнуть, он должен сам опуститься достаточно низко. Чтобы не навредить малышу и избежать разрывов, делай только то, что мы тебе скажем — во время схватки...
— ...дыши по-собачьи, — закончила мою фразу Марина и довольно улыбнулась. Отличница — что с неё возьмёшь!

Спустя полчаса Марину на каталке перевели в родильный зал. Мы с акушеркой помогли роженице переместиться на Рахмановскую кровать — специальное приспособление для родов.
— Теперь во время схватки можно тужиться? — спросила Марина. Она устала, но в перерывах между схватками всё равно старалась улыбаться.
— Можно будет, когда начнётся следующая схватка. Тогда наберёшь полную грудь воздуха, задержишь дыхание, прижмёшь подбородок к груди и будешь тужиться, пока мы не скажем выдохнуть. Выдыхать надо плавно, тогда малыш «закрепится на занятых позициях». За схватку потужишься три раза. Поняла?
— Слушаюсь, товарищ начальник! Ой, схватка начинается... что делаем?
— Тужимся! — хором ответили мы с акушеркой.

Через несколько минут счастливая Марина обнимала свою маленькую Сашеньку. Сашенька была покрыта первородной смазкой, забавно щурилась и тоненько пищала. Она лежала на мамином животике, Марина нежно придерживала её за попку и плечики.

Затем я пересекла пуповину, акушерка бережно взяла малышку с маминого живота и подняла, чтобы Марина смогла её рассмотреть. Я подошла поближе, посмотрела на новорожденную и обомлела: маленькая Сашенька... улыбалась — совсем как мама.
— Вот что значит «идеальные роды»! — сказала детский доктор, забирая малышку у акушерки. Праздник и для мамы, и для ребёнка, и для врачей!