Предыдущая статья
Следующая статья

Партнёрские роды

Время на прочтение
менее
7 минут
Прочитано

Партнёрские роды

21 декабря 2007
Комментарии: 0

История, которую я хочу рассказать, произошла около пятнадцати лет назад. Тогда, в девяностых годах прошлого века, в нашей стране очень многое стало меняться в лучшую сторону.

Близкий человек может присутствовать в палате с будущей мамой, поддерживая её во время схваток; такого помощника принято называть сопровождающим или партнёром по родам. Чаще всего партнёром по родам становится будущий папа

История, которую я хочу рассказать, произошла около пятнадцати лет назад. Тогда, в девяностых годах прошлого века, в нашей стране очень многое стало меняться в лучшую сторону. Не обошлось без положительных изменений и в области здравоохранения: в первую очередь перемены коснулись вопросов медицинской этики, прав и комфорта пациентов.

Стремясь улучшить медицинские услуги и условия оказания медицинской помощи, наши врачи начали перенимать западный опыт. Не секрет, что в Европе и Америке во время оказания любых медицинских услуг огромное значение придаётся психологическому комфорту пациента. Для создания наилучших условий лечения к пациенту по его требованию приглашают психолога, а также беспрепятственно пускают родных и близких.

Такие же принципы используются за рубежом и при родовспоможении. Для того, чтобы роды прошли благополучно, очень важно помочь будущей маме расслабиться и наладить доверительный контакт с медицинским персоналом роддома. С этой целью на роды приглашается профессиональный психолог или кто-то из близких родственников роженицы. Близкий человек может присутствовать в палате с будущей мамой, поддерживая её во время схваток; такого помощника принято называть сопровождающим или партнёром по родам. Чаще всего партнёром по родам становится будущий папа.

На Западе идея партнёрских родов появилась в середине прошлого века. К девяностым годам партнёрские роды прочно укоренились в европейской и американской медицине, став доброй традицией. Практически при каждом родовспомогательном учреждении образовались курсы для будущих родителей. На таких курсах беременные женщины вместе с партнёрами получают всю необходимую информацию по родам, обучаются приёмам обезболивания схваток и психологически готовятся к появлению малыша.

В конце прошлого столетия идея партнёрских родов дошла и до нашей страны. Присутствовать на родах стало модно, и многие пары решили попробовать на себе западный опыт. К сожалению, не все будущие родители, решавшие тогда «рожать вместе», чётко понимали, зачем это нужно и в чём заключается задача партнёра по родам. Случалось, что кто-то решался на сопровождение в родах, повинуясь веянью моды, кто-то — из любопытства или желания самоутвердиться. Иногда такие «партнёрские роды» заканчивались весьма курьёзно. Одной из таких забавных историй партнёрских родов, произошедших на моей памяти, я и хочу поделиться с читателями.

Бравый вояка

Первые партнёрские роды в моей практике произошли в девяносто пятом году. Дело было на дежурстве, в выходной день (кажется, это были майские праздники). Меня, совсем молодого специалиста, позвали в приёмное отделение для осмотра женщины, поступающей на роды. Ответственный дежурный врач, пожилая дама, недовольно поморщившись, сообщила мне, что, согласно новейшим веяниям, на родах будет присутствовать супруг будущей мамы. Поэтому, помимо осмотра роженицы, мне вменяется в обязанность пообщаться с её мужем, проверить наличие необходимых справок (анализы на ВИЧ, гепатит, туберкулёз и сифилис) и выяснить, до какого момента он намерен присутствовать на родах.

Когда я вошла в приёмное отделение, перед моими глазами предстала величественная картина. Посреди коридора «приёмника», загородив своей фигурой дверной проём, возвышался мужчина в камуфляжной форме. Осанка мужчины выдавала профессионального военного. С высоты своего роста (а росту в нём было около двух метров!) мужчина важно оглядывал отделение. В какой-то момент наши глаза встретились; мне показалось, что в его взгляде было спокойствие с лёгким оттенком презрения к суете, царившей вокруг.

Причиной суеты была супруга военного — миниатюрная молодая женщина. В тот момент, когда я вошла в приёмное отделение, будущая мама лежала на кушетке в смотровой комнате. Медсестра только что закончила измерение давления и теперь приступила к акушерским манипуляциям — определению размеров таза и живота. Женщина вела себя беспокойно; держась обеими руками за живот, она ёрзала на узкой кушетке, шумно дышала и охала.

«Повторка,» — не оборачиваясь, бросила акушерка. На нашем профессиональном сленге таким термином обозначают повторно рожающих женщин. Повторные роды отличаются от первых меньшей длительностью и более интенсивным развитием схваток. Особенно часто так бывает в случае, если между предыдущими и настоящими родами прошло менее трёх лет.

Я приступила к осмотру и сбору анамнеза. Выяснилось, что первые схватки моя пациентка ощутила около трёх с половиной часов назад, но в роддом сразу не поехала: сначала пришлось пристроить двухлетнего сынишку к бабушке. Да ещё муж настоял на совместных родах; пришлось ждать его с работы.

— А муж-то готов к присутствию на родах, не испугается? — поинтересовалась я.
— Что Вы, доктор, — роженица расплылась в счастливой улыбке, — он ничего не боится! Он же у меня герой: Афганистан прошёл, Чечню...
— Ну, а к родам-то он готовился? Знает, что можно, что нельзя, как помогать Вам во время схваток? Всё-таки роды отличаются от военных действий!
— Да что мне помогать-то, доктор? Вы мне помощники, я врачам доверяю. Я первый раз без него рожала: он в отъезде был. Всё хорошо прошло, только долго и страшно было. Я мужу после рассказала, а он смеётся: нашла, дескать, чего бояться! Все рожают, и ничего! Вот, теперь решил со мной пойти. Посмотрю, говорит, чем там у вас, в «женском цеху», пугают. Шутник такой, — тут моя собеседница охнула и стала шумно дышать.
— Больная какая была схватка, доктор! Может, не так что? — с тревогой выспрашивала роженица, пока я проводила осмотр.
— Да нет, всё «так». Не беспокойтесь, мамочка! Сейчас Вас отведут на клизму и поднимут в родильное отделение. Скоро будем рожать: раскрытие уже шесть сантиметров.
— А мужа ко мне пустят? Он хотел всё-всё видеть!
— Ну, на клизме, я полагаю, ему будет не так интересно. Мы с ним пока побеседуем, ладно? А уж в родблок пойдём все вместе.

Женщину увели в санитарную комнату, а приступила к опросу супруга. Надо сказать, что тогда, на заре появления в нашей стране партнёрских родов, была добрая традиция, к сожалению, забытая сейчас. У потенциального сопровождающего на роды спрашивали, готовился ли он к участию в этом волнительном процессе, знает ли, как проходят роды, собирается помогать или просто присутствовать, до какого момента намерен оставаться в палате, не боится ли вида крови, не падал ли в обморок в стрессовых ситуациях и так далее.

Со всеми этими вопросами я и приступила к бравому военному. Вероятно, со стороны наша беседа выглядела более чем комично: высоко задрав голову (не могу похвастаться высоким ростом), я дрожащим голосом вопрошала, не боится ли будущий папа вида крови. В ответ мне военный герой просто расхохотался:
— Да о чём ты, девонька?! Чем вы меня здесь, в своём акушерском царстве, напугать хотите? Да я видел такое, что не в одной анатомичке не покажут! Я видел людей, разорванных на куски! Я видел солдат, которые бежали, придерживая руками свои кишки. Я видел...
— Достаточно, товарищ, а то сейчас уже нам станет плохо! Доктор вон как побледнела, а ей ещё у супруги Вашей роды принимать! Мы Вам верим, — сказала акушерка, с восхищением глядя на моего собеседника. Военный важно оглядывался вокруг, довольный произведённым впечатлением.

Я попросила медсестру проводить мужчину в гардеробную и переодеть его для присутствия на родах, а сама отправилась к пациентке. После клизмы схватки заметно усилились; теперь женщина активно двигалась по комнате, принимая удобные позы, массировала поясницу, часто поверхностно дышала, а между схватками прикрывала глаза и затихала.

Привели партнёра по родам. В хирургическом костюме он выглядел не менее величественно, чем в военной форме. Акушерки родблока провожали его восхищёнными взглядами.

Дальше события развивались довольно быстро. Схватки становились всё сильнее и чаще, раскрытие увеличивалось, и через полтора часа, совершив очередной осмотр, я диагностировала конец первого периода родов: шейка матки раскрылась полностью. Теперь малыш начинал опускаться в полость малого таза.

Памятуя о том, что роды повторные и промежуток между ними небольшой, я предположила, что второй период не займёт много времени. Будущая мама пожаловалась, что во время схватки сильно «тянет в туалет по-большому» — начались потуги. Вдвоём с акушеркой мы помогли роженице перебраться на Рахмановскую кровать — специальное приспособление для родов, и стали объяснять, как правильно тужиться. Наступал решающий момент в родах, одинаково волнительный как для самой роженицы, так и для персонала — рождение ребёнка.

Всё время, пока продолжались схватки, наш партнёр по родам прохаживался по коридору «родилки». Он заглядывал в процедурный кабинет, наблюдал за работой сестёр, расспрашивал о тонкостях нашей работы и рассказывал анекдоты с медицинской тематикой. Однако сейчас, заметив, что все особенно засуетились в палате жены, он решил вернуться к исполнению партнёрских обязанностей.

— Ну, что тут у нас? — бодро спросил будущий папа, входя в родзал.
— Рожаем, товарищ командир, — отрапортовала я. — Сейчас — самый ответственный момент. Через несколько минут родится Ваш ребёночек. А пока, пожалуйста, встаньте в изголовье кровати жены и ждите.
— Ты, доктор, за меня не беспокойся, лучше жене помоги. Я и здесь могу постоять. Посмотрю, как наследник появляется — когда ещё такое увижу, — с этими словами наш герой расположился так, чтобы лучше видеть всё происходящее. Мы пожали плечами и перестали приставать к бесстрашному папаше. Теперь всё внимание было приковано к роженице.

Во время очередной потуги начала показываться головка малыша. Всё, что происходило потом, напоминало плохую комедию о жизни врачей. В самый ответственный момент, сквозь команды «тужься-не тужься», «вдохни-выдохни» неожиданно раздался грохот падающего тела. Обернувшись на шум, мы увидели следующую картину. Бравый вояка лежал на полу посреди родильного зала, не подавая признаков жизни. Рядом с ним на полу валялся задетый при падении штатив и разбитая бутылка (раствор глюкозы для капельницы).

Очевидно, герой оказался морально не готов к лицезрению такого волнующего события, как появление на свет собственного ребёнка. В решительный момент, не выдержав эмоционального напряжения, он потерял сознание и упал. Упал не как кисейная барышня в мелодраме, а честно, по-военному, со всей высоты своего роста. И в результате падения здорово ударился головой: пол-то у нас в родзале, как в операционной — плиточный.

Дальше все занимались партнёром по родам; можно с уверенностью сказать, что он стал центральной фигурой в этих родах. Молодая мать держала новорожденного на руках, а персонал родблока — педиатр, анестезиолог, анестезистка, две акушерки, ответственный дежурный врач и я — всеми силами пытались привести в чувство горе-вояку. Удалось нам это не сразу: удар оказался действительно сильным.

В итоге пришлось вызывать «скорую» для госпитализации нашего героя в отделение черепномозговой травмы. Роддом, в котором произошла эта история, был отдельным медицинским родовспомогательным учреждением; проще говоря, он не принадлежал к какой-либо больнице, поэтому новоиспечённого отца пришлось транспортировать в соседнюю клинику.

Молодую маму с малышом выписали, как тогда было принято, на пятые сутки после родов. А горе-партнёр пролежал в травматологическом отделении несколько недель; слава Богу, обошлось без серьёзных неврологических осложнений. Клиника, в которой он поправлял в прямом смысле слова «пошатнувшееся» здоровье, находилась в одном квартале от нашего роддома. Мы часто наблюдали в окно, как верная супруга с коляской и семенящим рядом старшим отпрыском направляется навещать своего героя.

Почему-то мне кажется, что интерес к родовспоможению у этого мужчины больше не появлялся...

С тех пор прошло много лет. Партнёрские роды перестали казаться чем-то необычным. По некоторым данным, до 60% наших современниц предпочитают рожать с сопровождением специалиста или просто близкого человека. И я могу с уверенностью сказать, что партнёр на родах — огромное подспорье не только для будущей мамы, но и для персонала роддома. Я очень рада, что эта замечательная идея прижилась, став традицией и в нашей стране. Однако теперь, если при знакомстве с будущей мамой я узнаю о намерении супруга присутствовать на родах, обязательно спрашиваю потенциальных партнёров: зачем они хотят в этот момент быть вместе?

Если будущий папа отвечает, что должен быть рядом с женой, чтобы помочь ей, поддержать и успокоить её, разделить с ней все тяготы родов и первую радость от рождения малыша, если он говорит, что готовился к партнёрству в родах (читал специальную литературу, смотрел фильмы о родах, ходил на курсы) и хорошо представляет себе свою роль в этом процессе, я от души радуюсь за них и поддерживаю идею партнёрских родов. Но, если я вижу, что причина такого решения — простое любопытство, следование моде или, что ещё хуже, желание что-то друг другу доказать, я обязательно рассказываю историю о бравом вояке и его верной супруге.