Предыдущая статья
Следующая статья

Желания сбываются

Время на прочтение
менее
11 минут
Прочитано

Желания сбываются

17 Октябрь 2011
Комментарии: 0

Прошло 2 года после рождения первого сына, как я поняла, что «хочу», «могу» и «готова». Но все-таки ребенок только-только в садик пошел, я на работу устроилась. Поэтому решили подождать еще полгода

Дневник беременности и рассказ о вторых родах

Дневник беременности и рассказ о вторых родах (кесарево сечение) с комментарием врача Е.Новоселовой

Прошло 2 года после рождения первого сына, как я поняла, что «хочу», «могу» и «готова». Но все-таки ребенок только-только в садик пошел, я на работу устроилась. Поэтому решили подождать еще полгода…

Апрель и май ушли на подготовку. И с июня начались уже ожидания 2-х полосок.

Июнь — не получилось. Я не расстраивалась, так как понимала, что с первого раза не у всех получается. Хоть Ванька и получился с первого раза, тогда это, наверно, скорее было исключение, чем правило.

Июль — снова одна полоска. Что ж, думаю я, в следующем месяце обязательно получится. Я была очень оптимистично настроена на август.

Август — муж уезжает в командировку, и целый месяц мы потеряли.

Сентябрь. У меня день рождения. Что я загадала, задувая свечки, нетрудно догадаться. Вначале мне, конечно, хотелось девочку, но после месяцев ожидания, я поняла, что хочу просто здорового малыша: неважно мальчик или девочка. Девочка будет — хорошо, и так понятно, почему. Мальчик будет — тоже хорошо, ведь будет уже 3 мужчины в доме. И вот она — задержка… Так, стоп… рано радоваться. Делаю тест — отрицательно. В голове мысли — а может, они врут? Нет, не врут — пришли месячные.

Октябрь — муж в командировке. Снова месяц утерян.

Ноябрь — месяц был плодотворный во всех смыслах этого слова. Уже что-то новое — меня в сон клонит просто до жути, такого со мной давно не было. И однажды у меня ёкнуло — надо сходить сдать ХГЧ. В ночь перед тем, как я собралась идти сдавать кровь снится мне, что я поймала большую толстую рыбу. Все знают, к чему это. Я вся улыбающаяся иду сдавать кровь, а забирать результат иду уже сжав пальцы и с замиранием сердца. Результат — отрицательный. Ох, что со мной тогда было…

Декабрь — опять ничего. Уже начал переживать муж, почему ж не получается-то?! Я только развожу руками. На Новый Год я снова загадываю то же самое желание, что и в День рождения

Январь — на задержку я не обращаю внимания и правильно делаю, т. к. 16 января начинается менструация.

Февраль. Мазнуло. Ну, думаю, месячные. Но почему-то раньше, чем «надо». Такого никогда не было. Они задерживались, но ни разу раньше не приходили. На следующий день как будто ничего и не было. Делать тест? Нет, подожду еще задержку. И вот в одно прекрасное утро 22 февраля я утром буквально срываюсь с кровати и бегу с тестом в ванную. Результат появился очень быстро — 2 яркие полоски. Ой, что со мной было — не описать просто словами. Это было нечто, ведь я ждала 8 месяцев.

Первым, кто об этом узнал, был сын. Но он был утром такой сонный, что ничего и не понял. Весь день я сдерживалась, чтобы не проболтаться по телефону мужу. Ведь это не телефонный разговор, хотелось ему лично сказать. Вечером я ему сказала. «А тест не врет?» — переспросил он. Я так уверенно: «Этот тест — нет». Но все же для большей уверенности я взяла еще парочку тестов.

23 февраля делаю другой тест уже днем и снова 2 полоски.

В понедельник 26 февраля начало мазать. Я знала, что это нехорошо. Поэтому на следующий день побежала к гинекологу в женской консультации. Она: «Да, беременность есть. Но вот мажет — это плохо. Сходи на УЗИ. Придешь ко мне с результатом, и будем решать что делать». Я в слезах выхожу из кабинета.

28 февраля иду на УЗИ. Врач сказала только, что угроза прерывания. Я в слезах выхожу из кабинета и думаю, как бы побыстрее попасть к врачу. Время было уже около 17–00. Думаю, а вдруг успею… Но та врач, что меня отправила на УЗИ, работала в первую смену.

Я иду к другому врачу. Она, посмотрев мое УЗИ, говорит: «Рожать будешь? Ну, тогда в стационар». У меня мысли: как стационар? Неужели все так серьезно? Я реву. Она: «В больницу надо прямо сейчас, т. е. домой заходишь, берешь вещи самой первой необходимости и сразу туда». Я: «Так мне сына надо с кем-то оставить». Она: «Тогда завтра. Ну, что ты рыдаешь, все не так уж страшно. Полежишь там, отдохнешь от мужа, от домашних дел… Отношение там хорошее и врачи тоже».

Выписала она направление, и 1 марта я уже лежала в стационаре. Прописали дюфастон, папаверин, витаминчики, уколы и постельный режим. Врач, действительно, мне очень понравилась. А медсестры-то какие… Всегда по доброму отвечают. Практически у всех была легкая рука — я легко переносила уколы. Мазня прекратилась. Затем сделали контрольное УЗИ — все хорошо. Ляля растет — уже 2,8 мм. В 6 недель я узнала, что такое токсикоз. Вот так и пролетели 12 дней.

После выписки я задумалась, куда же вставать на учет. По прописке или по месту жительства? Взвесив все «за» и «против», прочитав отзывы, я пошла вставать на учет по месту жительства.

13 марта меня поставили на учет, и я была уже официально беременная. В обменке написали ПДР 23 октября. И понеслись анализы, осмотр узких специалистов и т. п.

Из-за угрозы меня часто одолевали мысли — лишь бы доносить… хотя бы до 28 недели.

26 марта. Почти 10 недель. Скрининговое УЗИ. Все хорошо, малыш растет. А меня до сих пор крутит. Утром чувствовала себя бодренькой и свеженькой, днем меня сильно в сон тянуло, а каждый вечер тошнило.

13 недель. Ура! Токсикоз меня отпустил. Счастье-то какое!

13,5 недель. Я начала к себе прислушиваться. И через несколько дней заметила, как у меня живот ходит «ходуном».

17,5 недель. Ура! Первые толчки. Наконец-то дождалась! Такая легкая щекотка, как рыбка.

21 неделя (14 июня). Первый раз малыш толкнул папу в руку. Иду на второе плановое УЗИ. Малыш в тазовом предлежании. Я очень хотела, чтобы до самых родов был сюрприз: мальчик или девочка. Ведь мне все равно кто там, главное, чтоб он был здоровый, и все было хорошо. Но постоянные расспросы привели меня к тому, что я не удержалась и спросила все-таки: «Кто?» Врач УЗИ сказала: «Плохо видно, т. к. сидит на попе. Возможно, что мальчик, но можно спутать с пуповиной, т. к. она рядом находится». Я на другой бок легла. Врач: «Да, действительно, это мальчик!». Также ставят мне ПДР 8 ноября! Я, счастливая, выхожу из кабинета. Второй сынишка — как здорово! Тем более, Ванька упорно просил братика.

28 недель. Ура! Дождалась я этого срока. Но пошли уже другие мысли: доносить до 38 недели, чтоб точно доношенный был, т. е. я подсчитала, что рожать уже можно с 9 октября. И с нетерпением ждала этой даты, как будто что-то предчувствуя…

30 недель. Я прихожу на очередной прием к врачу и говорю, что не могу больше, устала работать. Вроде бы и срок-то — пора в декрет, но это срок от месячных, а если соотнести с другими сроками, то еще работать и работать. Она: «Пойдешь на дневной стационар?» Я: «Давайте…». На дневной ходила 2 недели, утром пришла — поставили укол глюкозы, и все, свободна.

32 недели. Ура! Наконец-то декрет.

33 недели. Иду на третье плановое УЗИ. Малыш перевернулся вниз головой. Весит примерно 2400 гр. Подтверждают, что мальчик. Ставят умеренное многоводие, а ПДР уже 31 октября. На плановом приеме у врача я спрашиваю, как будут проходить роды. Она: «Сейчас первое кесарево — это не главное показание для второго. Будут смотреть на состоятельность рубца, как лежит ребенок. И, конечно, настрой мамы на самостоятельные роды». Еще добавила, что в ее практике было много случаев, что после первого кесарева женщины сами благополучно рожали.

35 недель. У меня день рождения. Я покупаю и сынишке подарок: носочки, ползунки и распашонку.

36 недель. Я заметила, что живот опустился.

37 недель. 3 октября на плановом приеме врач подтверждает, что живот опустился. Общая прибавка уже 10 кг. По всем известным формулам я подсчитала, что вес сынишки должен быть от 3325 до 3552 гр. Также врач сказала, что шейка готова к родам: она короткая (2 см) и мягкая. Добавила также, что осталось ходить около недели. В связи с этим она выписывает направление на плановую госпитализацию в роддом — пусть там еще раз посмотрят.

4 октября еду в роддом. Меня смотрят и говорят: «Причин для госпитализации нет. Ну и что, что рубец на матке. Приедешь на скорой» В этот же день я, наконец то, собрала сумку в роддом.

6 октября мы все приготовили для встречи с малышом.

7 октября я замечаю, что живот стал чаще каменеть. Ну, все думаю: вот и тренировочные схватки. Он и раньше каменел, напрягался, но в этот раз ощущения уже были другие.

8 октября опять живот каменеет, но уже более ощутимо. Я стала засекать время. Оказалось, что через каждые 20 минут. Меня эта периодичность насторожила. Я пошла гулять, а то уж больно душно мне стало, свежего воздуха сильно захотелось. Уже на улице заметила, что периодичность уже 7 минут. У меня мысли: «Рожаю… не рожаю… Уже, в принципе, можно рожать. Завтра ровно 38 недель».

Вечером иду в душ — все затихает. В 10 часов вечера ложусь спать.

Просыпаюсь в 00:15 9 октября. Засекаю время: каждые 5 минут по 30 секунд. Снова иду в душ, и опять тишина. Минут 40 я там была — и ничего. «Что же это такое?» — думаю я. Я уж было собралась спать, и опять схватка. Уже муж проснулся: «Рожаешь?». Я: «Не знаю». После нескольких схваток муж спрашивает: «Может скорую вызвать?». В общем, так мы засекали до 4 утра. Затем вызвали скорую. И в 4–30 утра я была в роддоме.

После осмотра мне говорят, что раскрытие шейки на 1,5 пальца. Затем врач уходит и говорит: «Ты побудь здесь, а я пойду посоветуюсь с другими врачами». Через некоторое время приходит женщина-врач и уводит меня в операционную. Что ж, ну вот и посоветовались, значит, решили, что кесарево. Затем подготовка, куча вопросов, а я лежу — не могу, схватки чувствую: сильнее становятся. Я начинаю мычать… Приходит анестезиолог и говорит, что анестезия будет спинальная. Я этому безумно рада, ведь малыша сразу увижу.

Затем ставят в одну руку катетер, на другую надевают приборы, чтобы давление и пульс мерить. Аааа… руки заняты, при схватке я поджимаю ноги. «Так ждем, когда закончится схватка, затем садимся и выгибаем спину,« — говорит анестезиолог. Когда укол ставили, терпимо было, скорее даже совсем не больно по сравнению со схваткой, которая последовала сразу после укола. Врач: «Ложимся, выпрямляем ноги». Я: «Не могу». Он: «Так ты скоро совсем ими не сможешь пошевелить. Чувствуешь тепло?». Я: «Неа, наоборот, морозит по ногам». Затем поставили ширму, и через некоторое время я услышала пронзительный крик.

Затем показывают малыша и говорят, что мальчик. Как же мне хотелось подольше его разглядеть, но его унесли! А в голове мысли: ну побыстрей бы это все закончилось, хочу увидеть свою кроху. Затем приносят бирку, и я смотрю: 9 октября, 5:52, мальчик, 3344 гр, 50 см. По шкале Апгар 7/8.

Как только я оклемалась, сразу пошла в ПИТ к сыну. Так вот ты какой: самый замечательный, самый красивый, самый сладкий.

Алена Маркова, г. Екатеринбург

Комментарий врача

История, рассказанная Аленой, — замечательный пример сознательного и грамотного планирования второй беременности. Старший ребенок, получивший максимум заботы и внимания, уже подрос, ходит в садик и, следовательно, не так сильно загружает маму, как в первые годы жизни. Алена восстановилась после родов морально и физически и даже успела сменить роль молодой мамы-домохозяйки на профессиональную трудовую деятельность. И именно в этот момент своей жизни она ощутила, что «хочет, может и готова» родить второго ребенка. Безусловно, это полностью осознанное и взвешенное решение, которое — с точки зрения психологии — является залогом благополучного вынашивания беременности и гармоничных отношений в семье.

Посоветовавшись с мужем и заручившись его согласием на планирование второго ребенка, наша героиня совершает следующий правильный шаг: она решает подготовиться к предстоящей беременности. Как видно из рассказа, на подготовку у пары ушло два месяца — вполне достаточный срок для полного медицинского обследования будущих родителей. Обычно такое обследование включает набор анализов и диагностических исследований, позволяющих врачу составить представление о здоровье пары и, при необходимости, дать рекомендации по лечению выявленных заболеваний перед планируемой беременностью. Стандартное обследование перед зачатием включает:

  • Клинический («общий») анализ крови для обоих родителей
  • Биохимический анализ крови для обоих родителей
  • Анализ на ВИЧ, гепатиты В и С, сифилис для обоих родителей
  • Анализ на ЗППП (заболевания, передающиеся половым путем); к ним относится уреаплазмоз, микоплазмоз, хламидиоз, гарднереллез, герпес, цитомегаловирус и паппиломовирус; этот анализ также сдают оба супруга
  • Гормональный профиль (анализ крови на гормоны) для будущей мамы
  • Спермограмма будущего отца (исследование спермы на фертильность, т. е. способность к оплодотворению, и на инфекцию)
  • УЗИ органов малого таза для будущей мамы

Обследование накануне планируемой беременности необходимо: ведь многие заболевания протекают компенсировано (скрыто), организм до поры до времени справляется с ними сам и человек живет, не зная о своем заболевании. Между тем скрытая патология, о которой не подозревают потенциальные родители, может отрицательно повлиять на возможность зачатия, течение беременности и здоровье будущего ребенка.

Завершив подготовку к беременности, пара перешла от планирования к ожиданию результатов. И здесь нашу героиню ждало первое разочарование: Алена была уверена, что, как и в первую беременность, зачатие произойдет сразу, как только она захочет. Но получилось совсем не так, как она ожидала: долгожданная беременность наступила лишь спустя шесть месяцев. Вначале Алена даже не очень расстроилась, так как слышала, что беременность не у всех наступает сразу; однако от месяца к месяцу напряженное ожидание и горечь разочарования усиливались.

Алена подробно описывает «особые» ощущения и «вещие» сны, которые, как ей казалось, указывали на наступление беременности, но в результате оказались ложными сигналами. Эта деталь в рассказе четко указывает на так называемый «синдром ожидания беременности» — психологический аспект бесплодия, хорошо известный гинекологам и психологам. Суть этого явления заключается в том, что при длительном напряженном ожидании беременности, к которому сводятся все действия, разговоры и мысли будущей мамы, зачатие не происходит из-за постоянного возбуждения центральной нервной системы.

На фоне нервного перевозбуждения увеличивается давление в сосудах, что, в свою очередь, приводит к замедлению кровотока и ухудшение кровоснабжения тазовых органов. Стресс, вызванный постоянным ожиданием беременности, нередко приводит к повышению тонуса матки, при котором оплодотворенная яйцеклетка не может имплантироваться (прикрепиться) к стенке матки. Выявлено множество других, еще более тонких нарушений в механизме зачатия и наступления беременности, связанных исключительно с нервным статусом будущих родителей при синдроме ожидания беременности.

Конечно, в случае Алены ни о каком бесплодии речи быть не может. Известно, что у здоровой пары, регулярно живущей половой жизнью без контрацепции, беременность в норме наступает в течение 8–10 месяцев; при отсутствии желанной беременности менее чем в течение года ни один грамотный специалист не станет даже поднимать вопрос о дополнительном обследовании пары! У Алены и ее супруга реальное время ожидания составило даже не 6, а чуть более 4 месяцев: ведь два месяца «пропали» из-за командировок мужа. Так что планируемая вторая беременность наших героев наступила вполне своевременно; однако, без синдрома ожидания результат, вероятно, был бы еще раньше.

На 21 неделе Алена делает очередное ультразвуковое исследование, при котором, в частности, фиксируется расположение плода ножками вниз. Однако термин «тазовое предлежание», который употребила рассказчица, не может быть применен к этому сроку. На 21 неделе беременности малыш еще может свободно двигаться в полости матки и даже ежедневно менять свое положение тела — поэтому «тазовое» расположение, равно как поперечное или косое, зафиксированное УЗИ на таком сроке, не должно беспокоить будущую маму. Термин «предлежание» означает фиксированное расположение определенной части тела плода перед шейкой матки; именно этой, предлежащей частью кроха будет проделывать дорогу всему телу, раздвигая родовые пути в процессе родов.

Такое постоянное фиксированное положение возможно лишь в конце беременности, когда плод занимает всю полость матки, ограничен в движениях и не может легко менять положение тела. Чаще всего предлежащей частью является головка — самая крупная, тяжелая и плотная часть тела плода; реже формируется тазовое предлежание, когда перед шейкой матки расположены ягодички или ножки малыша. В последнем случае естественные роды также возможны, однако чаще осложняются, поэтому при тазовом предлежании более широкие показания к оперативному родоразрешению. В нашем случае о тазовом предлежании не может быть и речи: уже к 33 неделе малыш занял стационарное положение головкой вниз!

Из рассказа молодой мамы мы узнаем, что ее первые роды проводились оперативным путем. В акушерстве на этот случай существует термин «беременность с рубцом на матке». Еще 5–10 лет назад в нашей стране этот диагноз был негласным приговором к оперативному родоразрешению независимо от здоровья, возраста и желания пациентки. Считалось, что сокращения матки во время схваток и потуг в естественных родах непременно вызовут разрыв матки по старому рубцу — осложнение, которое может стоить матери и ребенку не только здоровья, но и жизни. Поэтому, (несмотря на отсутствие такого самостоятельного показания к кесареву сечению, как рубец на матке) до недавнего времени всех повторно беременных при наличие рубца после первого оперативного родоразрешения, не раздумывая, отправляли на второе «кесарево».

Однако акушерские исследования последних лет и опыт зарубежных коллег доказал, что операция — не единственный и даже не всегда предпочтительный метод родоразрешения беременности при наличие рубца на матке. На сегодняшний день разработана четкая тактика ведения беременности «с рубцом» и диагностические критерии, позволяющие врачу составить правильный прогноз предстоящих родов, а также — подробно расписанная тактика ведения физиологических (естественных) родов при наличии рубца.

При составлении прогноза на роды учитывается состоятельность рубца: в это понятие включается длина, толщина, однородность и плотность соединительной ткани, образовавшейся на месте разреза в предыдущей операции. Основным критерием оценки состоятельности является динамическое наблюдение за состоянием рубца с помощью УЗИ в течение всей беременности; окончательный ответ о «пригодности» рубцовой ткани для участия в родовой деятельности дается не ранее 38 недель; поэтому, когда Алена обратилась за консультацией в роддом на более раннем сроке, ей объяснили, что пока госпитализация не требуется.

Помимо состоятельности рубца учитывается также возраст и общее состояние здоровья беременной, наличие гинекологических заболеваний и осложнений данной беременности, а также — показания к первому оперативному родоразрешению. Ведь причины, послужившие показанием к операции в прошлую беременность, могут остаться неизменными и явиться самостоятельным показанием к «кесареву» во второй раз.

Например, значительное сужение таза беременной, из-за которого первые роды были оперативными, ко второй беременности никак не изменится — мнение, что кости таза после родов «расходятся», не более чем миф. А вот в случае, когда показанием к первому кесареву сечению было неправильное расположение плода или плацентарная недостаточность, прогноз для вторых родов будет более благоприятным, поскольку перечисленные показания являются особенностью конкретной беременности и в следующий раз могут не повториться.

Еще одним немаловажным условием для физиологических родов с рубцом на матке является горячие желание и готовность будущей мамы рожать естественным путем. К физиологическим родам после оперативного родоразрешения необходимо серьезно готовиться не только медикам, но и самой беременной. Помимо позитивного настроя и желания рожать естественным путем будущей маме нужно овладеть приемами самообезболивания, поскольку в большинстве случаев роды с рубцом на матке не обезболиваются медикаментозно (ощущения роженицы во время схваток помогают врачам в комплексной оценке состоятельности рубца в течение родов).

К методам самообезболивания относится расслабляющий и точечный массаж, активное поведение во время схваток (смена поз, движения) и специальные дыхательные методики. Кроме того, будущей маме необходимо получить представление об особенностях течения родов при наличие рубца, правилах поведения во время схваток и потуг, необходимых врачебных манипуляциях и критериях медицинской оценки состоятельности рубца во время родов. Эти знания нужны роженице для правильной оценки своих ощущений, контроля эмоций и полноценного доверия врачам. Всю необходимую информацию о специфике родов с рубцом на матке можно получить на курсах по подготовке к родам, организуемых при центрах планирования семьи, женских консультациях, роддомах и школах материнства.

Вероятно, если бы Алена оказалась более «теоретически подкованной» к моменту родов, она смогла бы более точно рассказать, что же в ее случае послужило окончательным показанием к операции при поступлении в роддом. Может быть, затянувшиеся предвестниковые схватки; нерегулярность и периодическое отсутствие схваток в течение последней ночи накануне операции, а также данные осмотра из рассказа Алены указывают на преламинарный, или подготовительный, период, а не на начало родов.

Возможно, причиной выбора оперативного метода родоразрешения в данном случае стала болезненность схваток в сочетании с биологической незрелость родовых путей (судя по данным осмотра, которые приводятся в рассказе, шейка матки оказалась не совсем готова к родам). Возможно также, что длительные, болезненные и непродуктивные схватки отразились на состоянии плода (это доктор мог определить, выслушивая сердцебиение во время осмотра). Однако самым распространенным показанием к операции в данном случае обычно являются признаки несостоятельности рубца на матке, определяемые при осмотре (по тонусу матки во время схваток) и с помощью УЗИ.

Несмотря на некоторую нехватку знаний, наша героиня оказалась правильно настроена на роды: критерием выбора для нее явно были не личные желания, а гарантия собственного здоровья и здоровья своего малыша. Алена полностью доверилась специалистам и не стала подвергать сомнению их решение об оперативном ведении родов, что и послужило залогом благополучного завершения этой истории родов.