Предыдущая статья

Звезды в окне туалета

Время на прочтение
менее
5 минут
Прочитано

Звезды в окне туалета

23 Май 2006
Опубликовано в:
Комментарии: 0

Все друзья потянулись на юга. Тянули и нас… Но мы их осчастливили, что не поехали с ними. Ребята, вы не знаете, на какие сложности обрекали себя. Ни нам бы отдыха не было, ни вам. Может быть, когда чуть взрослее будут, и рванем отдыхать к морю. Но пока нам светит только дача.

А звезды, какие красивые из этого места звезды, большие с ладошку и яркие… Передышка.

Продолжаем публикацию дневников Дарьи Мосуновой, мамы тройняшек из Красноярска. 

* * *

Все друзья потянулись на юга. Тянули и нас… Но мы их осчастливили, что не поехали с ними. Ребята, вы не знаете, на какие сложности обрекали себя. Ни нам бы отдыха не было, ни вам. Может быть, когда чуть взрослее будут, и рванем отдыхать к морю. Но пока нам светит только дача. Дача у нас обычная. Двухэтажная, шесть соток, но в сосновом сохранившемся бору, с баней и красивым озером, где в этом году поселилась семейка уточек.

Я так счастлива, что это лето мы пережидаем там. В нашем каменном квартале, задымленном царстве одноликих клонов-домов, стоящих на мягком от солнца пластилине-асфальте, жить летом невозможно.

* * *

Приходя на наш участок, моя мама закрывает глаза. Раньше, когда детей не было - садик был оазисом садоводческого искусства. Все грядки ровные, газончик подстрижен, альпийская горка ухожена, все аккуратно растет и аккурат в срок поспевает. Сейчас же - трава по колено, где тут горка где тут грядки, где газон - не найдет никто.

Мама ноет:

- Выдели время - прополи клубнику! Зелень хоть посади. Ну, хоть одуванчики подстриги, а то все соседи в панике. Как ветер подует - семена к ним прилетят.

Мам, ну не могу я! Дети важнее. Займусь травой, дети как сорняки расти будут. Нет, лучше я детям книжку почитаю, гербарий сделаем или гирлянду из шишек.

* * *

Единственное доступное местом для отдыха на даче - это туалет. В саду он обычно выстроен в стиле а ля "совковский модерн", непременно выкрашенный синей краской, и стоит как украшение участка на самом видном месте, по центру забора. Перебежками, чтобы дети не заметили меня, как партизан, пролажу через кусты картошки и крыжовника в него.

Боже, как же красиво смотрится наш садик из этого места. Какие чудные ромашки, флоксы... Как, словно маленькими китайскими фонариками, украшена малина своими плодами... А звезды, какие красивые из этого места звезды, большие с ладошку и яркие… Передышка. И снова:

- Мама!

Дети заметили "потерю бойца".

- Да тут я. Тут! - успокаиваю своих малышей призывным кличем.

В субботу разыскивала дедушку. Вдруг знакомая фигура выплыла из синего домика.

- Ну, я вновь готов! - весело сказал отдохнувший дедушка и пошел к внукам, как Матросов на амбразуру.

* * *

У мамы дача рядом. Вечером, достав лейки и надев сапоги, малыши поливают огурчики. Измажутся, не без этого, но стараются. Рожицы сосредоточены. Как-никак взрослое дело! Нет милей сердцу картины.

* * *

Катастрофа… У знакомых умерла бабушка, все в семье уехали на похороны и меня попросили посмотреть за восьмилетней Ксюшей. К тому же родители уехали отдыхать на озера Хакасии, и на мне оказалась их дача с прожорливыми до воды тепличными огурцами и помидорами, квартира с бесчисленными цветочными горшками зимнего сада, и громкоголосая собака, русский спаниель Руся. И как назло, у мужа аврал с работой, приезжает после девяти вечера.

Две недели мы живем на даче: я, плюс двухлетние малыши, плюс восьмилетняя Ксюша, плюс собака Руся, плюс кошка Чуча, плюс рыбки в трехлитровой банке... и минус няня, ее соблазнило солнце и теплые озера, и она, подавшись этому, уехала отдыхать с другом.

Первые дни мне казалось, что я - это большая машина-автомат, включенная на программу "быстрая выжимка". Точно так же шумит, трясется, крутится на повышенных оборотах. Точно так же и я, одной рукой варю борщ, другой подтираю жопку малышу, ногой разнимаю собаку и кошку, при этом читаю стихи Маршака и Хармса. И с выражениями!

К концу вечера, понимая, что я ничего не успеваю, что дети все время просят "мама, мням, мням!", что собаке надо сварить кашу, а кошке яйцо, а я до сих пор не налила себе кружечку чая… я растерянно всхлипывала.

Ночью спали так: муж - с Сережей, а я на полу, рассовав по подмышкам Машу и Сашу, на голове у меня лежала кошка, а в ногах, изнеженная мамой и страшно боявшаяся грозы, собака. Оставалось на сердце мне поставить банку с рыбками.

Через два дня меня словно осенило. Зачем так напрягаться и переживать за чистоту и порядок? Ведь если я все буду стараться все успеть, стану заядлой истеричкой и от меня уйдет муж.

Поэтому утром, проснувшись, я отпускала детей в маечке и трусиках побегать по зеленому лужку, варила одну на всех овсяную кашу, детям украшала ее ягодами, кошке остатками рыбы, собаке остатками колбасы. Переодевала я их, чумазых донельзя, только в бане: напарив и вымыв их основательно. Обед и ужин также делила по-братски. Видя с каким аппетитом собака и кошка уплетали борщ, мои малыши тоже не отставали. А, может быть, дело было наоборот, это кошка с собакой не хотели отстать от малявок? Но даже привередливая Ксюша просила добавку. Я же спокойно пила чай с баранками.

* * *

Вначале я поблагодарила Бога за Ксюшу. Первые дни она легко справлялась одна с тремя моими попрыгунчиками: возила их на тележке, играла в песочнице, рисовала и лепила. Я ликовала. Но потом, дорогая и красивая игрушка по имени "тройняшки" Ксюше наскучила. Интерес к малышам пропал. И девочка начала капризничать, не слушаться и скучать по маме и папе. Приходилось, отпав от плиты, убаюкивать девочку, забыв о своей шобле, которая узрев, что мама занята, бежала к яблоням и наедалась зелеными яблоками.

* * *

Начиная с макушки июля, бегаем делаем каждое утро с малышами вылазки на участок к бабушке. У нее-то все растет отлично. Пока она на курорте отдыхает, не задумываясь об обязательных литрах в вареньеконсервации, рвем ягоды.

Научила своих пострелят заглядывать под листочками и спрашивать: "Ягодка ты где? Ку-ку!" Теперь издалека слышно моих кукушат.

Объясняю, что надо срывать надо те ягодки, которые поцеловала солнышко, и они стали красные. Саша подходит ко мне, и показывая мне полу красную ягодку, лепечет:

- Мама, ягодку солнышко поцеловала. А поцеловать попу забыло…

* * *

После дневного сна, едем на колясочке к озеру. Опушку леса огибают железнодорожные пути. Мы стоим на пригорке и машем проходящим поездам: товарнякам и пассажирским. Благодарные за наше старательное махание машинисты тепловозов машут нам рукой и гудят на все возможные тона.

* * *

Сегодня малыши побили Ксюшу. Развешиваю белье во дворе, вдруг крики и тишина. Вбегаю в дом - все воют…

- Что случилось?

Ксюша дала подзатыльник Маше, за то, что она грязными руками схватила булочку со стола. Маша заныла, и тут же на Ксюшу с защитой набросился Саша, а сзади в спину укусил Сережа.

Неделя проходит под знаком борьбы за власть. И если Ксюша борется за власть в одиночку, начиная воспитывать кулаками и подзатыльниками, то у моих, как у маленькой своры щенков, в ход идут коготки и зубки.

- Мама, забери меня от этих испорченных детей! - воет Ксюша в трубку сотового телефона.

* * *

Какая же я с детьми стала смелая! В школе отличалась высшей степенью природной застенчивости и учтивости. Краснела невпопад. Решительности не было. И если меня били по левой щеке, прощала и вместо кулаков готова была не только подставить правую щеку, но и нести портфель до дома.

Но обстоятельства меня изменили. Сейчас, защищая малышей, как львица могу любому перегрызть горло.

На днях купались мы с малышами в бассейне. Держу Машеньку на руках, а тут резко мне в спину врезается головой какой-то мужчина, и не извинившись, плывет как ни в чем не бывало дальше. Хотя я у бортика стою и дорогу не загораживаю. Я, не раздумав ни минуты, цепляюсь рукой, как краб клешней, за трусы пловца и тяну их на себя.

- Чего тебе??? - Высовывает из воды голову мужик.

- В следующий раз, если не будешь смотреть, куда плывешь, трусы сниму!

- И что?

- И выпорю!!! При всех, ремешком.

Потом, выходя из бассейна, узнала в том наглом пловце - директора крупного завода. Вальяжный, в костюме "тройка", он сел на Хаммер и дал по газам.

* * *

Работает этажом выше перфоратор… Какая это проблема для здорового взрослого человека? Никакая. Но если в доме маленький ребенок, который при сверлении просыпается или начинает бояться и плакать, то это уже не проблема, а беда… Яростная.

Дом у нас не молодой, но ремонт идет в подъездных квартирах с завидным постоянством. Причем, обычно переделками начинают занимать вечером, когда старики кладут под язык валидол или нитроглицерин, а я закачиваю своих малышей. Такое впечатление, что хозяева, придя с работы, вкусно поев и посмотрев новости, вдруг задумываются: "А не позаниматься ли нам сегодня ремонтом. Не посверлить ли нам стены?"

Набрасываю плащ, прыгаю в тапочки и бегу. Сразу и не поймешь, на каком этаже в какой квартире происходит ремонтное светопредстваление. Пробежишь белкой по этажам, обнаружишь, как лесной орех, квартиру, а потом на задних лапках - упрашиваешь хозяев, мол, пожалуйста, прекратите. А-то ведь дети бояться и уснуть не могут. Но хозяева, по родительски меня потискав, успокаивают и божатся, что сделав дырок десять, уснут и сами мертвым сном.

Но что такое дырок десять! Это еще тридцать минут сверления и ора малышей. Поэтому я стала поступать более кардинально. Как только слышу, что сверлят - отключаю на этаже свет (благо счетчики доступны). У народа всегда одна версия - перенапрягся перфоратор, надо его поберечь. Через какое-то время снова включают. Я снова "щелк"…

Простите меня, соседи, за выходки а ля Барабашка.

* * *

Все-таки слух о соседей дошел, что выключение электричества - это дело рук не Барабашки по имени Чубайс, а "больной на голову мамы-тройняшек". Поэтому во избежание очередных глюков с моей стороны, они предусмотрительно перед установкой пластиковых окон или металлических дверей звонят мне и говорят об этом.

Они сверлят, а мы с детьми пережидаем грохот в гостях у бабушки.

Из архива статей клуба мамы.py