Что такое для меня мой второй ребенок

Время на прочтение
менее
3 минут
Прочитано

Что такое для меня мой второй ребенок

25 января 2007
Опубликовано в:
Комментарии: 0

Я никогда в жизни не думала, что у меня будет двое детей. Я просто даже не задумывалась над этим. Я сама один ребенок у родителей, и такое положение вещей было для меня абсолютно естественным.

Я считала, что двое детей - это просто катастрофа и была к этому внутренне готова. А оказалось, что это не зависит от того, кричит малышка или спит спокойно.

Я никогда в жизни не думала, что у меня будет двое детей. Я просто даже не задумывалась над этим. Я сама один ребенок у родителей, и такое положение вещей было для меня абсолютно естественным. Даже когда во время первой беременности на 19-й неделе на УЗИ врач сказал мне, что у меня мальчик, и, испытав жестокое разочарование, я еще пять лет после этого не думала, что можно попытаться что-то в своей судьбе изменить. И только, когда сыну было около четырех, такие робкие мысли стали посещать меня иногда.

Из моего теоретического опыта я знала, что, если первый ребенок был спокойный, то второй, как правило, кричит днями и ночами. Если у первого зубы вылезли незаметно, то со вторым это очень и очень прочувствуешь, ну и так далее. Да и потом, нет ведь никакой гарантии, что второй будет все-таки девочка. Я пыталась себе представить, что будет, если второй - мальчик… У меня ничего не получалось.

Но один фактор оказался сильнее всех остальных. Мы с мужем и сыном уехали в Германию, родственники мужа все здесь. А вот мои родители остались на Украине один на один друг с другом… И в какой-то момент мне стало просто страшно: а вдруг у моего сына тоже так сложится в жизни, и он вынужден будет жить так далеко от меня? Этот страх переборол все остальные, и страх перед осложнениями во время беременности, как в первый раз, в том числе. Последний, однако, не оправдался, я думаю, благодаря западной медицине - все было просто замечательно. Но я не об этом.

До восьмого месяца я не знала кто у меня - мальчик или девочка. И мне казалось, что настоящее счастье, это когда после родов я узнаю, что у меня родилась дочка. На восьмом месяце врач укрепила меня в этих надеждах, и 4 февраля 2001 года родилась моя Мишель. Несмотря на то, что у меня была операция, этот день, наверное, самый счастливый в моей жизни. Даже в послеоперационной палате в дреме после наркоза меня не покидала мысль, что у меня теперь есть дочь. Это действительно наполняло меня всю огромной радостью и, я думаю, что во сне я все время улыбалась. И когда проснулась, я не переставала чувствовать себя счастливой.

И вот тут-то выяснилось для меня, что, то, что испытываешь ко второму ребенку нельзя понять теоретически, это нужно только прочувствовать. Я не могу сказать, что дочь я люблю больше сына. Это просто СОВСЕМ ДРУГОЕ.

Во-первых, со вторым ребенком намного проще. Да-да. Это никак не входило в мои планы к пониманию. Я считала, что двое детей - это просто катастрофа и была к этому внутренне готова. А оказалось, что это не зависит от того, кричит малышка или спит спокойно. С самого начала дома моя память "услужливо" подсунула мне воспоминание, что когда ребенок спит, а потом просыпается, то нужно напрягаться, сжиматься и кидаться в бой за то, чтобы он еще чуть-чуть поспал, не проснулся именно сейчас (ведь я завтракаю, убираю, готовлю и пр.), а если это "не дай бог" произошло и он проснулся - что ж, ничего не поделаешь, такова моя доля… И тут я с удивлением обнаружила, что я этого не боюсь, как в первый раз. Голос из кроватки, если не каждый раз вызывает радость, то, по меньшей мере, спокойное восприятие того, что малышка проснулась.

Во-вторых, второго ребенка лучше понимаешь. Все-таки с первым ребенком это действительно тяжело - понять, почему он кричит, мысленно перебрать всевозможные причины, спокойно попытаться их устранить. С первым ребенком носишься по квартире в панике, что ничего не можешь сделать. А тут даже на плач ребенка я стала реагировать намного спокойнее. Я вдруг поняла, что это же она так разговаривает, а по-другому просто не может. Прошла нервозность, которая была у меня, и я вижу у своих подруг с первым малышом, когда кидаешься готовить бутылочку, и каждая секунда детского плача во время этого процесса болью отзывается в тебе. Теперь я понимаю, что она так зовет меня. Она ведь не знает, услышала ли я ее, готовлю ли я кушать, но не дергаюсь судорожно от того, что бутылочка не хочет закручиваться в самый "ответственный" момент.

Собственно, все было так, как я и думала: животик болел не как у всех детей, а до 8-ми месяцев, зубы мучили с самого начала, а вылезли очень поздно, по ночам приходилось вставать столько раз, что даже и не думала, что так бывает. И каждый раз я ловила себя на мысли, что, если бы это все с сыном, в первый раз, то и не знаю, как бы я это все вынесла...

Не знаю, может, такое чувство приходит к кому-то и в первый раз, но я только теперь прочувствовала, насколько беспомощен маленький человечек, и насколько велика наша родительская ответственность за него. Он настолько доверяет тебе, ты для него - целый мир. И никто кроме тебя не может помочь ему освоиться в этом мире, помочь, когда что-то болит или просто плохо, объяснить и показать интересное и занимательное. А мгновения, когда этот теплый комочек доверчиво прижимается к тебе, хочется остановить, свои чувства запечатлеть так же, как выражение лица на фотокарточку и нести долго-долго, через всю жизнь. И вот тут-то я подошла к третьему выводу.

А третье, - наверное, основное для того, чтобы спокойно пережить первый тяжелый год, - теперь я знаю, что этот год не такой уж длинный. Что это все очень-очень быстро закончится и наступит время, когда я с ностальгией буду вспоминать, как это все было. С сыном у меня был такой момент (не в год, а значительно позже), когда меня чуть не до слез довела мысль, что теперь я никогда не смогу спокойно залезть на диван с ногами, закутаться в одеяло и, попивая чай с лимоном, посмотреть телевизор. Я не знаю, почему именно эта идиллическая картинка возникла в моем утомленном мозгу (я так никогда не делала), но мне это казалось тогда верхом мечтаний. А теперь я точно знаю, что я это еще смогу. Смогу заниматься своими делами без постоянной оглядки на малышку, а она будет возиться в своей комнате и во что-нибудь играть. Я зайду, посмотрю, что она делает, а она даже не заметит меня, увлеченная своими куклами. Вот только, когда возникнет огромное желание взять на руки, потискать, зацеловать, то вместо беззубой улыбки можно будет получить: "Мама не мешай, я же играю!" Я это знаю. И что тогда? Родить еще одного ребенка?..

Таня К.
Из архива статей клуба мамы.py